Центр исследований
кризисных ситуаций
Новости
Каспийская нефтяная провинция: риски, проблемы, прогнозы в контексте кризисной ситуации на Ближнем Востоке
11 сентября 2013

В продолжение открытой ранее нефтяной темы публикуется новая статья наших экспертов - Ирины Андриевской и Натальи Харитоновой о проблемах нефтедобычи в Прикаспийском регионе, о геополитических процессах, протекающих в регионе Каспийской провинции, предопределяющих геостратегический подход к проблеме разработки углеводородных ресурсов, с учетом внешней среды, политической и военной ситуации, позиций заинтересованных стран, наличия межнациональных конфликтов, факторов экономической стабильности и безопасности, планов экономической интеграции мировых держав, а так же международно-правовых и экологических факторов.

Н.И. Харитонова, 

эксперт по постсоветскому пространству

И.С. Андриевская, 

кандидат экономических наук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия и Туркменистан – энергетические интересы этих пяти суверенных государств сталкиваются в регионе Каспийской нефтяной провинции. В связи с этим возникает необходимость разрешения противоречий и геополитических споров в разделе балансовых и потенциальных запасов углеводородов месторождений Каспия, одного из старейших регионов нефтедобычи, только доказанные нефтяные запасы которого сопоставимы с запасами Северного моря и составляют по разным оценкам от 17 до 34 млрд. бар. (2,3—4,6 млрд. т). Доказанные запасы природного газа Каспия можно оценить в 16-30 трлн. м3 (4-8 % мировых запасов), что составляет около двух третей всех углеводородных запасов Каспия. Казахстан, Туркменистан и Узбекистан входят в 20-ку крупнейших государств мира по запасам природного газа.

Центр исследований кризисных ситуаций

По данным исследований советских и российских геологов, проведенных в конце 1980 — начале 1990-х г.г., потенциальные запасы нефти в Каспийской провинции были оценены в 26 млрд. т (данная цифра практически совпадает с исследованиями ОПЕК и Мирового энергетического агентства, оценивающих потенциальные запасы нефти в 23 млрд. т). В тоже время по оценкам американских специалистов потенциальные запасы нефти данного региона составляют 46 млрд. т, что значительно отличается от выше указанных цифр. По мнению многих экспертов, данное расхождение в оценке запасов обусловлено искусственным привлечением инвесторов в проекты, прежде всего, со стороны США с целью закрепления позиций в данном регионе. По данным Министерства природных ресурсов РФ, потенциальные ресурсы нефти и газа по странам региона составляют в России — 2,1, Казахстане – 8, в Туркменистане — 2,2, в Азербайджане — 3,7 и в Иране — 1 млрд т у.т. [10]. Удельные капиталовложения на единицу «пиковой мощности» в Казахстане, Туркмении и Азербайджане выше чем в странах ОПЕК (в 2,5 раза выше в 6 основных странах и на четверть по остальным странам), но существенно ниже, чем в Сибири. Существует проблема дефицита технологий добычи, прежде всего добычи на шельфе Каспия. Так, к примеру, очевидно, что Казахстан самостоятельно, усилиями национальных добывающих компаний не способен освоить шельф, в частности месторождение Кашаган. Этим, а также сложной экономической ситуацией, обусловлен массовый приход в регион ТНК, которые уже 20 лет проводят достаточно агрессивную политику в регионе.

Полный текст статьи здесь: "Каспийская нефтяная провинция: риски, проблемы, прогнозы в контексте кризисной ситуации на Ближнем Востоке"

Еще по теме: "Формирование нефтегазового комплекса на территории Республики Судан и Южного Судана в условиях кризисной ситуации"

Террористы-смертники как фактор дестабилизации Центральноазиатского региона
02 сентября 2013

 

Опубликована  новая статья Натальи Харитоновой, посвященная ситуации, сложившейся с использованием террористов - смертников на территории Центральной Азии, полный текст которой доступен по этой ссылке: Террористы-смертники как фактор дестабилизации Центральноазиатского региона

Харитонова Наталья Ивановна  Эксперт по постсоветскому пространству

    Страница автора: Н.И. Харитонова, эксперт по постсоветскому пространству

 

Очевидно, что в Центральноазиатском регионе проявления терроризма имеют исламистские корни. Это прежде всего подтверждают данные расследований, проводимых правоохранительными органами республик Центральной Азии – участники и организаторы терактов в большинстве случаев являются членами запрещенных террористических исламистских организаций. Именно исламский экстремизм становится одним из ведущих факторов дестабилизации ситуации в регионе на сегодняшний день.

С одной стороны, статистика показывает, что число применений смертников при организации терактов в Центральной Азии (не включая Афганистан) пока еще крайне незначительно. С другой стороны, Центральная Азия уже является целью для терактов с использованием смертников. Потенциал их применения внушителен и, как показывает практика, власти и специальные структуры к этому недостаточно готовы.

Рассматривая проблему совершения резонансных акций с применением смертников, нельзя исключать из поля зрения Афганистан, который является своеобразным полигоном и источником инфильтрации на территорию Центральной Азии. Необходимо вспомнить, что, в рядах исламистских движений воюет значительное количество выходцев из Центральноазиатских республик. Это дает более полное представление о возможных сценариях в случае, если зона конфликта переместится в Центральную Азию. На территории Афганистана проживают народы, которые живут в республиках Центральной Азии, соответственно, там имеется большой вербовочный (рекрутинговый) контингент для вербовки исполнителей терактов, которые уже имеют большой боевой опыт и практические навыки.

Афганистан 2014. Хаос управляемый или не управляемый?
12 июля 2013

Новая статья о развитии ситуации в Афганистане после вывода войск Коалиции в 2014 г. Валерий Самунин размышляет о возможности прихода к власти талибов, и о том, угрожают ли талибы экспансией радикального исламского фундаментализма бывшим советским республикам Средней Азии.

Страница автора: Самунин В.И., Востоковед - филолог, эксперт по вопросам геополитики

Весной этого 2013 года, в мае, перед Днем Победы в Москву прилетел госсекретарь США Кэрри. Этот визит был по-своему весьма примечательным. Как сообщили российские средства массовой информации, в ходе непродолжительной встречи американского Госсекретаря с Президентом России Путиным обсуждались вопросы международной политики: в основном, ситуация в Сирии. Однако на следующий день после встречи с высокопоставленным американским чиновником Президент России собрал совещание Совета Безопасности, на котором почему-то обсуждалась отнюдь не сирийская проблема, а развитее ситуации в Афганистане. Опираясь на этот факт, можно предположить, что Кэрри сообщил нашему Президенту нечто важное, касающееся не только Сирии, но и Афганистана. Например, будто США действительно собираются вывести своих солдат, входящих в контингент Международных сил содействия безопасности (МССБ).  И это притом, что именно в том же самом 2014 году, в Афганистане неминуемо произойдет всплеск политической активности. Ведь 5 апреля 2014 года должны произойти очередные выборы президента Исламской Республики Афганистан (ИРА).

Полный текст статьи находится тут - Афганистан 2014. Хаос управляемый или не управляемый?

Сирия – последний рубеж?
03 июня 2013

Опубликована новая статья А. Александрова о развитии ситуации в Сирии - о возможных путях разрешения конфликта, к чему приведут те или иные действия участвующих и заинтересованных сторон, какие они ставят перед собой стратегические задачи. Статья доступна в разделе Публикации.

А. Александров

20 апреля сирийская армия захватила г. Кусэйр (Аль-Куср), населенный пункт, который имеет чрезвычайно важное стратегическое значение для обеих сторон (21 мая бои еще шли в северных районах города). Сирийские оппозиционные силы в лице Сирийской свободной армии, отрядов Аль-Каиды и Джебхат Ан-Нуср через него получали вооружения, боеприпасы и пополняли свои людские ресурсы из Ливана. В то же время вооруженные силы Башара Асада, взяв город, восстановили сообщение между столицей и побережьем, а также возможность начать дальнейшие операции в северных провинциях - Идлиб и Алеппо. К тому же для правительственных сил очень важна связь с Латакией, где преимущественно проживают алавиты, поддерживающие Башара Асада. Двухлетняя гражданская война, начавшаяся, казалось бы, с мирных демонстраций, продолжается более двух лет и принесла множество жертв, но ни одна из сторон пока не добилась перевеса. Эксперты говорят о том, что ситуация зашла в тупик.

Позиция Китая и России не позволила Западу решить поставленные еще до начала событий задачи, а именно – сокрушить основного союзника Ирана и создать для себя позиционный район для возможного решения «иранской проблемы», в качестве второй задачи - привести к власти в Сирии своих сторонников, что позволило бы в перспективе достичь основной цели – поставить под контроль углеводороды Центральноазиатского региона. Ситуация в Афганистане не позволила сделать это с восточного направления, несмотря на 12-летнее пребывание там сил ISAF.

Полный текст статьи тут Сирия – последний рубеж?

Вывод ISAF из ИРА и его последствия для республик Центральной Азии
20 мая 2013

На сайте Центра опубликовано новое интервью  Натальи Харитоновой, эксперта по постсоветскому пространству  для Fars News Agency (FNA) - ведущего иранского независимого агентства новостей.

- В последнее время в некоторых районах северных провинций Афганистана идут столкновения между правительственными силами и боевиками движения «Талибан» и ИДУ. Насколько перемещение военных действий с юга на север Афганистана может оказать влияние на стабильность и безопасность в Центральной Азии?

 - Полагаю, что изменение геометрии противостояния в Афганистане и смещение активности исламистов к северным границам Афганистана, безусловно, может сказаться на стабильности и безопасности в республиках Центральной Азии. Даже Туркменистану, чей ныне покойный президент С.Ниязов имел весьма тесные отношения с «Талибаном», а нынешний – предпочитает выстраивать отношения с официальным Кабулом, есть о чем переживать. Нужно также учитывать, что ИДУ, выступившие в Фарьябе вместе с талибами, преследуют несколько иные цели – создание Исламского халифата в Центральной Азии (сейчас ИДУ часто расшифровывают как Исламское движение Туркестана). ИДУ стремится создать кольцо нестабильности вокруг Узбекистана на Таджикском и Туркменском направлениях. ИДУ уже традиционно используют все те технологии, которые годами оттачивались в афганском приграничье - организация ячеек на территории республик Центральной Азии, агитационная работа, вербовка новых членов, налаживание каналов получения документов для передвижения, оружия и т.д. Силы правопорядка центральноазиатских республик не всегда оказываются готовы к борьбе с такого рода сетевыми структурами. Кроме того, например, туркменские правоохранительные силы избегают сотрудничества с соседями в вопросах безопасности на своей территории. Нужно также понимать, что недовольное жизнью население центральноазиатских республик, особенно в Ферганской долине, - это питательная почва для поддержки ИДУ и других исламистских организаций со стороны населения, хорошая вербовочная база. Необходимо также учитывать и то, что вербовка сторонников часто сопровождается наркотизацией, что имеет двойной эффект. Таким образом, дестабилизация ситуации в Центральной Азии, вызванная поддержкой исламистов со стороны населения в условиях массового недовольства социально-экономической политикой властей, а также частью сочувствующих элит, видится весьма и весьма возможной.

Полная версия статьи находится в разделе Публикации -  Вывод ISAF из ИРА и его последствия для республик Центральной Азии 

Публикации


Цитаты

“Последствия еще не свершившегося подписания Соглашения об ассоциации Молдовы с ЕС давно стали предметом споров в экспертном сообществе. Специалисты дискутируют не только о тех преимуществах и или рисках в области экономики и финансов для Молдовы, но и последствиях политического характера.”

Ссылка на полную публикацию