Центр исследований
кризисных ситуаций
Крым – территория конфликта

 

Крымский полуостров, расположенный в самом сердце Черноморского региона, последние десятилетия стал точкой столкновения геополитических интересов Украины, России и, в определенной степени других причерноморских государств, прежде всего, Турции.

История Крымского полуострова свидетельствует о том, что эта территория сосредотачивает в себе колоссальный конфликтный потенциал. Не углубляясь в седую древность, начнем с времен могущества Османской империи. Крымское ханство долгое время находилось в зависимости от нее. Независимое государство было образовано на территории Крыма согласно условиям Кючук-Кайнарджийского мирного договора в 1774 г. между Российской и Османской империями. В 1783 г. Крым был присоединен к Российской империи. В 1853-1856 гг. полуостров стал ареной военных действий в Восточную кампанию. В период с 1917 по 1921 гг. в Крыму несколько раз происходит смена «красных» и белых» правительств. В итоге, в 1921 г. здесь была образована Автономная Крымская Советская Социалистическая Республика в составе РСФСР. В 1941-1944 гг. Крым находился под немецко-румынской оккупацией. В 1944 г. была проведена депортация крымских татар, наряду с рядом других народов, населяющих Крым. А уже в следующем, 1945 г., автономия Крыма была ликвидирована, полуостров получил статус области. 1954 г. стал особенно знаменательным в истории Крыма – Крымская область была передана из состава РСФСР в состав УССР. Снова волевое решение советского руководства, принятое без ориентации на историко-культурную специфику региона, мнение населения, проживающего на территории Крыма, привело к возникновению серьезных противоречий, особенно обострившихся после развала Советского Союза. Обозначенные противоречия начали усугубляться с возвращением крымских татар из мест депортации в 1987 г. Несмотря на бойкот последними, в 1991 г. по результатам референдума Крымская область была преобразована в Крымскую АССР в составе УССР, позже – Автономная Республика Крым (АРК) в составе независимой Украины.

Исчезновение с карты СССР сопровождалось выходом наружу тех проблем, которые годами загонялись вглубь. Массовое возвращение крымских татар и необходимость их социального обустройства в условиях кризиса 90-х гг. привели к тому, что татарский вопрос до сих пор является головной болью для Киева, а в силу нарастания угрозы радикальной исламизации - теперь и для России. Не меньше вопросов и проблемы вызывало нахождение в Крыму базы Российского Черноморского флота. Проблема Крыма периодически возникает и в связи со спорами вокруг острова Тузла и неопределенностью статуса границы в Азовском море и Керченском проливе. Аксиомой остается то, что для России сохранение Крыма в сфере своего влияния является стратегической необходимостью - не секрет, что Российская Федерация, посредством Черноморского флота, дислоцирующегося в Крыму, обеспечивает свое геополитическое влияние на Черноморско-каспийский регион, в том числе и на территорию Северного и Центрального Кавказа.

Крым, и прежде всего Севастополь, находившийся сначала в республиканском подчинении РСФСР, а по Конституции 1978 г. – УССР, на сегодняшний день играют исключительную роль в перспективе формирования транспортно-энергетических коммуникаций Черноморско-каспийского региона, наращивании транзитно-экспортного потенциала не только Украины, но и других малых стран региона. Вследствие этого Крым и Севастополь наравне с черноморским побережьем Грузии, оказались в центре геополитического внимания США, Европейского Союза, России, а также некоторых стран, претендующих на лидерство в исламском мире.

Таким образом, действующими лицами будущей драмы в силу географического фактора, геполитической ситуации в регионе и непосредственными интересами экономического, политического и идеологического характера, являются Украина, Россия, Турция, а также третьи страны, чьи интересы не столь явны в субрегиональном масштабе, однако на уровне региона легко могут быть описаны и оценены.

Так, Украина не заинтересована в дальнейшей автономизации Крыма и усилении нам позиций крымских татар. Однако прописанной внятной политики в крымском вопросе администрация Януковича обеспечить не в состоянии, вопросы решаются в режиме «ручного управления». Судя по всему, в Киеве отсутствует и внятное понимание демографического будущего региона. По данным всеукраинской переписи 2001 г., на сегодняшний день население Крыма (почти 2 млн человек) составляют: русские  - 58,5%, украинцы – 24,3%, крымские татары - 12,1%  и др. Учитывая различные культурные традиции проживающих в Крыму наиболее многочисленных этносов, а также нестабильную социально-экономическую ситуацию, можно предположить, что указанные цифры за прошедшие 12 лет сильно изменились – снижение доли славянского населения и увеличение доли крымских татар и других этносов, в частности, исповедующих ислам. Эта тенденция будет только усиливаться. В качественном отношении это приведет к усилению этнической мобилизации (особенно в условиях давления со стороны официального Киева), которая может принять малопрогнозируемые формы. Из того, что можно предсказать уже сейчас – обострение русского вопроса и необходимость гуманитарных интервенций со стороны России или третьих стран под лозунгами защиты прав человека и пр. Возможно также обострение проблемы украинского национализма. Многое здесь будет зависеть от «дирижерских» способностей основных участников геополитической игры в регионе и формата информационных войн, без которых в данной ситуации не обойтись. В итоге Украина, связанная крымским вопросом, будет вынуждена бросать на его решение большие силы и ресурсы, что автоматически снизит ее шансы на пути евроинтеграции, что, в свою очередь, выгодно России. 

Россия прежде всего заинтересована в сохранении баз Черноморского флота в Крыму, что обеспечивает ее позиции в регионе. Чтобы сохранить статус-кво Россия будет готова бросить колоссальные ресурсы и использовать татарский вопрос в своих целях. России важно, чтобы Украина существенно не продвинулась по пути евроинтеграции, т.к. это лишит ее контроля над Черноморско-Каспийским регионом и сделает южные границы чрезвычайно уязвимыми, инфраструктуру - усеченной. Кроме того, России важно не дать Турции возможности усилить свои позиции в регионе по тем же причинам.

Турция, планомерно реализующая Пантюрскистский проект, уделяет Крыму колоссальное внимание, что выражается в большом количестве экономических, социальных, образовательных, идеологических проектов, нацеленных прежде всего на мусульманское население Крыма (и Украины в целом). Крым некогда был частью Османской Империи, а Черное море было ее внутренним озером, и сейчас в Крыму есть существенный турецкий субстрат - этого в бывшей Империи никогда упускали из внимания. Кроме того, Турция, стремящаяся войти в ЕС и являющаяся членом НАТО, давно стала активным проводником интересов США и ЕС, которые нацелены на ослабление позиций России в регионе. Этот факт нельзя не учитывать, оценивая геополитический «ландшафт» региона.

Таким образом, весьма упрощенный обзор показывает, что интересы трех основных игроков чрезвычайно плотно переплетены. Любая подвижка на региональном или субрегиональном уровне может стать спусковым крючком. В данной ситуации важным фактором, который может быть использован геополитическими противниками России, является татарский вопрос. Важность его тем более возрастает, учитывая тенденцию смыкания с фактором радикальной исламизации – вместе они способны дать кумулятивный эффект, который может взорвать Черноморско-Каспийский регион. Остановимся на них поподробнее.

Сегодня серьезным политическим игроком в Крыму является созданный более 20 лет назад Меджлис, который обычно именуется представительно-исполнительным органом крымско-татарского народа. В его состав входят 33 человека, делегируемые Курултаем. Эти структуры имеют неформальный статус и не зарегистрированы в положенном порядке как политическая партия или общественное движение, поскольку Меджлис (вернее его политическое руководство)  считает, что он не может вписаться в рамки украинского законодательства об общественных организациях. Более того, в самом  украинском законодательстве отсутствует закон, позволяющий наделить Меджлис специальным статусом.

Лидером движения крымских татар является Мустафа Джемилев, диссидент еще с «советским стажем» ведет активную общественно-политическую деятельность и «по советским традициям» строит свою внешнюю политику на личных контактах с хорошо знакомыми ему представителями западных СМИ, прежде всего США и Канады.  В середине декабря 2012 г. Мустафа Джемилев побывал с визитом США и Канаде. В ходе визита он рассказал о существующих, по его мнению, проблемах крымских татар официальным властям, экспертам и журналистам США и Канады. Мустафа Джемилев строит свои взаимоотношения с Западом на эксплуатации проблематики гуманитарного характера - общечеловеческих ценностей, сохранения крымско-татарского языка, крымско-татарской культуры, сохранения материальных памятников истории и архитектуры крымских татар и т.д.

Ни для кого не секрет, вопросы сохранения гуманитарных и культурных ценностей широко используется  спецслужбами для проведения политических консультаций латентного финансирования нужных им политических движений. Аналитики считают, что в Канаде и США  Джемилев получил поддержку правительственных организаций. Так, в США лидер Меджлиса заручился поддержкой крупнейших правозащитных организаций США: The Heritage Foundation, Amnesty International и Human Rights Watch. Таким образом, Джемилеву, которого на Западе традиционно считают выразителем интересов крымских татар, обещали политическое содействие, необходимое для борьбы с внутренней оппозицией, которая сложилась в интеллектуальной и бизнес-среде  крымских татар в результате работы влиятельных политических сил в Киеве против Меджлиса Джемилева.

Выглядит вполне естественным, что Джемилев в своей деятельности  также ориентируется на тюркский мир, значительная часть которого находится в пределах евразийского пространства, полагая, что тюркское сообщество поможет крымским татарам в обустройстве на родине экономически и посредством политического лоббирования.

Отношения Джемилева и Киева оцениваются специалистами достаточно напряженные. Так, неоднократно Меджлис предъявлял Киеву требования предоставить крымским татарам на территории Крыма статус национальной автономии в составе Украины и постоянно напоминал украинскому правительству о принятой в 1991 г. Декларации о национальном суверенитете, в которой прямо указывается: «Крым является национальной территорией крымско-татарского народа, на которой только он обладает правом на самоопределение так, как оно изложено в международных правовых актах, признанных мировым сообществом. Политическое, экономическое, духовное и культурное возрождение крымско-татарского народа возможно только в его суверенном национальном государстве».

Следует признать, что официальный Киев успешно проводит политику разделения элит в Крыму, в частности, в среде крымских татар, и сумел раздробить ранее единое движение самоопределения крымско-татарского народа. Так, в период 2011-2012 гг. активизировал свою деятельность Совет крымско-татарского народа при президенте Украины. Его возглавил член Партии регионов Лентун Безазиев. Последние кадровые перестановки в системе крымской власти свидетельствуют о намерении команды Виктора Януковича расколоть и ослабить крымско-татарское движение. Первым замом Безазиева стал лидер оппозиционной Меджлису крымско-татарской организации «Милли Фирка» и один из учредителей «Крымско-татарского народного фронта» Васви Абдураимов. Он является приверженцем идеи сближения Украины с Россией и сторонником интеграции в евразийские проекты. Руководитель Института украинской политики Константин Бондаренко отмечает: «В автономной республике много политических групп, каждая из которых имеет внутренние противоречия. Это касается и крымских татар, и местных бизнес-элит, и пророссийского движения, и правящей Партии регионов. В каждой среде возникают свои внутренние конфликты, о которых мы чаще всего не знаем. Покойный Василий Джарты (назначенный Януковичем в 2010 году глава правительства Крыма) сумел выстроить отношения со всеми группами и поэтому держал ситуацию под контролем. Возможно, Могилеву (нынешний руководитель АРК)  это удается не так хорошо. И теперь конкурирующие группы подняли голову. Не исключено, что некоторые из них прибегнут к организации массовых акций протеста как к инструменту влияния на власть».

Значительное большинство крымских татар, находясь под влиянием Меджлиса (Меджлис влияет на 60–70% крымских татар), традиционно ориентируются на поддержку национально-демократических партий и выступают за евроинтеграцию. Крымские татары занимаются видами деятельности, которые не зависят от бюджетного финансирования – услуг, транспорта, сельского хозяйства и строительства. За годы присутствия на исторической родине, в Крыму, у крымских татар сложилась мелкобуржуазная среда, пытающаяся сохранить финансовую независимость и способная к мобилизации и сплоченным действиям.

Ряд экспертов считает, что украинская власть не только в Крыму, но по всей Украине, взяла курс на уничтожение этого класса, на централизацию управления и подчинение всего населения. Именно этим, а не этническими или религиозными мотивами руководствуются те, кто, как указывает Меджлис, ущемляет права крымских татар. Но, с другой стороны, экономические мотивации, лежащие в основе нынешних конфликтов, способствуют политической мобилизации населения. И поэтому нельзя исключить ни массовых акций протеста, ни силовых сценариев. Силовые сценарии в Крыму возможны в результате манипулирования массовым сознанием прежде всего радикальной татарской молодежи, которая в сложившейся социально-экономической ситуации не имеет идеологии созидания и не допущена к социальным лифтам.

Кроме того, в Крыму ребром стоит проблема самозахвата земель. Согласно экспертной оценке, это – 1,3 тыс. га самовольно освоенных земель в Крыму и свыше 3 млн. га – по всей Украине. Сопредседатель Крымской ассоциации политологов Александр Форманчук считает, что и Киев, и Симферополь должны найти возможность решения этой проблемы мирным путем. Он предложил властям АРК начать диалог с крымскими татарами, например, с решения вопроса о выделении земли для строительства соборной мечети. «Силовые методы проблему не решат, а только обострят ситуацию для всех крымчан», – считает эксперт. Дело в том, что с середины 90-х годов практически невозможно получить по закону земельный участок. И это касается не только крымских татар. Земли получали либо «денежные мешки», либо «по договоренности с властями», – считает он. Такого же мнения придерживается Джемилев: «Крымско-татарские самозахваты составляют 17% от общего числа самозахватов на территории Крыма. Это явление вызвано тем, что в выделении земли крымским татарам отказывают, но в то же время за большие деньги дают разным коммерческим структурам».

В конце 2011 г.  правительство Крымской автономии утвердила долгосрочную Стратегию развития АРК, в которой акцент был сделан на эффективное использование земельных ресурсов. Речь шла о коммерческой продаже земли с обязательной гарантией развития на ней утвержденных инвестиционных проектов. Власти Крыма согласны, что самозахваты, из-за которых Крым стал напоминать ветхое лоскутное одеяло, не позволят реализовать стратегию. Но решение проблемы было отложено.

Примечательно, что в этот же период произошел инцидент, который может выступить в качестве индикатора ситуации в Крыму, - пожар в строящейся на самовольно захваченном участке мечети в поселке Мирное Симферопольского района. Крымские татары, называющие поселок Сарайлы-Кият, уверены, что поджог был устроен специально, чтобы намекнуть национальному меньшинству, что оно не имеет прав на территории Крыма.

Серьезным фактором, способным повлиять на стабильность обстановки, является и угроза терроризма. Данный фактор также тесно с вязан с проблемой крымских татар и угрозой радикальной исламизации.

По мнению специалистов, за последние 10-15 лет в Крыму сложилась прочная социальная база исламских террористов. Скорее всего, в случае попытки проведения теракта в Крыму, боевики будут искать себе пособников в среде сильно поредевшей с середины 90-х гг. чеченской диаспоры. Не смотря на то, что после убийства лидера крымской чеченской организованной преступной группировки Аслана Хасикова и ареста правоохранительными органами его преемника - Сулеймана Байсарова,  уцелевшие «кавказцы» покинули Крым, с возобновлением боевых действий на Северном Кавказе в Крыму и Севастополе вновь появилась «чеченская прослойка», хоть и незначительная, но, тем не менее, насчитывающая, по меньшей мере, девять криминальных «авторитетов».

Часть крымских татар и представителей других этносов и этнических групп, исповедующих ислам, поддерживают «освободительную борьбу чеченского народа». По официальным данным, только в Севастополе проживает около 2 тысяч крымских татар, а по неофициальным сведениям их численность составляет до 5 тысяч человек. В связи с неудовлетворительным решением вопросов обустройства репатриантов, в их среде нарастают элементы напряженности и агрессивности, в том числе на национальной почве. Так, в 2000 г. во время пикетирования штаба ЧФ России активисты местного Меджлиса и Исламской партии однозначно высказались в поддержку чеченских сепаратистов.

Часть славянского населения, по тем или иным причинам также поддерживает чеченцев. Например, в январе 1998 г. в Севастополе на базе организации «Демократический союз» был создан «Комитет за освобождение Моххамеда Токджана». Учитывая то, что среди жителей города значительная прослойка – военные пенсионеры, часть из которых имеет опыт службы в спецподразделениях ВС СССР, России и Украины (на учете в Севастопольском горвоенкомате находится 296 военнослужащих запаса имеющих минно-подрывную подготовку, есть среди них - и представители этносов, проживающих на Кавказе), террористы могут воспользоваться озлобленностью на существующий государственный строй и полунищенское существование тех из них, кто не имеет постоянного места работы или другого легального источника доходов.

Нельзя сбрасывать со счетов и появление в Крыму апологетов радикальных исламистских течений. Газета «Московские новости» в 2000 г. опубликовала список организаций, с 1991 года финансировавших чеченских боевиков. Некоторые из них действуют и в Крыму, по крайней мере, известно о существовании на полуострове исламской организации «Арраид», объединяющей студентов симферопольских ВУЗов из некоторых арабских стран. Российский аналитик Петр Поспелов связывает «Арраид» с пресловутой Всемирной ассамблеей исламской молодежи (WAMY), получившей печальную известность благодаря терактам 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке. По словам журналиста, «Арраид» имеет тесные контакты с Партией мусульман Украины (ПМУ) и является одним из многочисленных членов WAMY. Косвенно о численности сторонников исламистских течений в Крыму можно судить по тому, что только в Севастопольском национальном техническом университете учится 39 иностранных студентов, в том числе пятнадцать граждан Турции, девять тунисцев, иорданцы, ливанцы, сирийцы, палестинцы. В Симферопольских ВУЗах студентов из стран арабского мира вдвое больше. Безусловно, огульно причислять их всех к сторонникам «Джамаат-и-Ислами» и «Хизб-ут-Тахрир» нет оснований. Однако и нельзя закрывать глаза на господствующую в большинстве из этих стран идеологию «воинствующего ислама».

Ваххабиты не оставляют попыток превратить Крым в свой главный черноморский форпост - здесь проводят учения, проповедуют и призывают к джихаду. Зачастую боевики въезжают на Украину, назвавшись татарами. Единственное неудобство: приходится бриться - крымские татары в большинстве не носят бороды. Чеченское присутствие практически легализовано на грязевых курортах Сак и Евпатории, где еще в 90-х гг. они залечивали ранения, полученные в боях с российскими федералами. Многие женились на местных мусульманках, имеют легальный бизнес-прикрытие. В Симферополе недвижимость они оформляют на подставных лиц. Скупают жилье в Феодосии, их много в Бахчисарае, где находится «штаб-квартира», контролирующая Сакскую, Бахчисарайскую и Ялтинско-Алуштинскую зоны. Ваххабиты открыто собираются в Форосе, недалеко от бывшей дачи Михаила Горбачева. Тренировочный лагерь боевиков – т.н. духовный центр «Айфаар», действовал даже на знаменитой горе Ай-Петри.

Из заявлений местных исламистов следует, что  Крым - территория мусульман. Они убеждены, что на полуострове нужно создать суверенное исламское государство. Давно организована параллельная система самоуправления - меджлис-курултай и активно формируется налоговая система. Так, с каждого из 300 тысяч крымских татар берут ежегодный взнос на содержание «этнических органов власти».

Таким образом, конфликт на фоне общей нестабильной обстановки в Крыму может привести к противостоянию по этнонациональному признаку, а отсутствие коммуникаций между официальным Киевом и жителями Крыма, в том числе крымскими татарами, напоминает ситуацию, развивавшуюся до 2008 г. в отношениях между Тбилиси и Сухуми.

Сегодняшний конфликт между главой правительства Крыма Анатолием Могилевым и Меджлисом крымско-татарского народа может завершиться силовым противостоянием. Стороны обвиняют друг друга в провокациях с целью дестабилизации ситуации в автономии. В этой ситуации, работая на перспективу президентских выборов на Украине в 2015, официальный Киев привлек в органы госвласти Крыма крымских татар, лояльных к правящей Партии регионов. Таким образом, руководству Меджлиса послан сигнал, что Киев будет продолжать раскол единого центра крымских татар, что в свою очередь может сработать как катализатор межэтнических и межконфессионных разногласий.  

В сложившихся условиях дестабилизация обстановки в Крыму может существенно повлиять на состояние национальной безопасности Украины, серьезно ударить по развитию отношений с Россией и другими причерноморскими странами. Более того, дестабилизация здесь может стать катализатором мощных геополитических подвижек в Черноморско-Каспийском регионе с крайне неприятными последствиями прежде всего для России.

Тэги: Крым, крымские татары, Россия, Украина

Опубликовано: 02.04.2013 Просмотров: 3620 Вернуться к публикациям

Ваши отзывы (0):
 
Вы можете оставить отзыв о статье:
Ваше имя:
Ваш отзыв:
Публикации


Цитаты

“Во второй половине 2000-х гг. теракты с применением смертников приняли массовый и регулярный характер: Афганистан, Пакистан, Ирак, Сирия, Северокавказский регион в России и т.д. В СМИ почти каждый день проходят сообщения о терактах с разным количеством жертв. В случае дальнейшего обострения ситуации в Сирии нет гарантий, что свежий опыт и технологии проведения крупных терактов с большим количеством жертв, осуществляемых там, не будут перенесены в Центральную Азию с целью дестабилизации ситуации там. По мнению ряда специалистов, в случае, если сирийский режим падет, волна дестабилизации, накрыв Центральную Азию и Южный Кавказ, может докатиться до границ РФ”

Ссылка на полную публикацию