Центр исследований
кризисных ситуаций
Кризис перешел с Большого Ближнего Востока на Большой Дальний Восток

 

А.Александров.

Вполне ожидаемый виток напряженности в  мире  в марте  перекинулся  с Ближнего Востока на Дальний. Гражданская война в Сирии и проблема Ирана неожиданно (но возможно, временно) оказалась в тени. Новой точкой противостояния интересов ведущих держав мира стал конфликт, связанный по началу с очередным испытанием ядерного оружия КНДР в Йонбене, и неожиданно резкой эскалацией напряженности между Северной и Южной Кореей с взаимными угрозами, приведением вооруженных сил в повышенную боевую готовность, разрывом предыдущих договоренностей и т.д.  Хотя этот регион Северо – Восточной Азии всегда, еще со времен Корейской войны, являлся проблематичным, нынешняя ситуация высветила пересечение интересов США, Японии, Южной Кореи, КНР, России и КНДР.  Учитывая, что, по меньшей мере, пять из этих стран являются одними из крупнейших экономик мира, в которых США и КНР занимают соответственно первое и второе места, то это придает текущему конфликту особое место в столкновении геополитических интересов, тесно переплетенных друг с другом.  Достаточно сказать, что, если КНР и США являются пока лишь экономическими соперниками, причем КНР стремится к военному паритету по меньшей мере уже в ближайшем будущем, то с  Японией у КНР совсем недавно возник конфликт из – за островов Сенкаку (Дяоюйдао), когда стороны направляли военные суда, демонстрируя свое право на обладание этим архипелагом.  Япония также имеет претензии к Южной Корее по поводу архипелага Токто, а к России – по поводу Южных Курил, из – за чего, собственно, до сих не заключен мирный договор. 

Трое из заинтересованных сторон конфликта являются крупнейшими ядерными державами (Россия, США и КНР) и именно в этих условиях КНДР де факто активно стремится в ядерный клуб, уже много лет проводя НИОКР по развитию своей собственной ракетно – ядерной программы. Следует принять во внимание, что КНДР еще несколько десятков лет назад, получив от Советского Союза ряд образцов ракетного вооружения, с свою очередь оказывала помощь Пакистану и Ирану в развитии технологий производства ракет типа СКАД.  В частности, Ирану была передана  документация для производства таковых, с чего собственно и началась иранская ракетостроительная промышленность, туда же КНДР командировала своих специалистов.  В дальнейшем, естественно, Иран  и Пакистан, как обладающие несравненно большим чем КНДР потенциалом, сами достигли серьезных успехов в развитии ракетного вооружения.

Руководство КНДР, проводя  политику т.н. «Принципах Чучхе» (т.е опора на собственные силы и скудные ресурсы), тем не менее, достигло, как мы видим, достаточно значительного прогресса, создав носители дальностью до 3 – 4 тыс. км. , пусть даже  в небольшом количестве, и, по меньшей мере около десятка (по разным источникам от восьми до десяти) ядерных зарядов. Эти заряды пока еще не соответствуют мощности имеющихся носителей, но это вопрос ближайшего будущего. И как только это будет, вообще вся геополитическая ситуация в регионе может измениться коренным образом (хотя бы даже в том смысле, что Япония в состоянии за самый короткий срок также создать ядерное  оружие, для этого у нее есть, в отличие даже от КНДР, мощный научно – технический и промышленный потенциал).

В складывающейся ситуации ни Россия, ни КНР, а уже тем более США, Япония и Южная Корея – первая жертва потенциального конфликта -  никак не заинтересованы в таком развитии событий, однако все объявляемые новые и новые санкции по отношению к КНДР и увещевания со стороны международного сообщества вряд ли смогут остановить руководство КНДР в реализации этой программы.

Что касается даже самых воинственных заявлений со стороны руководства КНДР в данный момент, то это просто типичный для него политический прием, неоднократно повторявшийся с тем, чтобы в конце концов добиться, в обмен на какие – то уступки, отмены или сокращения этих санкций. Ни на какие непосредственно прямые действия  КНДР естественно не пойдет, пока это пока не более, чем шантаж для создания более прочного  фундамента  для дальнейших переговоров. Примерно то же самое было и раньше – давались обещания о приостановке работ, потом они возобновлялись, и так шло бесконечно. Любые международные санкции могут дать результат только в случае полной блокады страны, что нереально даже с гуманитарной точки зрения. Нынешняя обстановка зато дает возможность заинтересованным сторонам провести проверки своих воено – морских сил, ПВО и ПРО применительно к данной ситуации, благо появился прямой повод.

Южная Корея готова возобновить переговоры с КНДР по урегулированию обстановки. Только что в адрес руководства КНДР было отправлено предложение, по словам министра по делам объединения двух Корей Лю Киль Дже. Да и в Пхеньяне как – то странно выглядят события для страны, готовящейся к боевым действиям (народ празднует и танцует по случаю годовщины правления Ким Чен Ына ,а также в связи с предстоящим днем рождения Ким Ир Сена).

В средствах массовой информации, особенно в странах, имеющих свои особые интересы на Дальнем Востоке, рассматривается большое  количество версий развития событий, однако все прекрасно понимают, что никакого ядерного конфликта в данной ситуации пока не будет.  В то же время следует учитывать   менталитет жителей КНДР, живущих в реальных условиях чрезвычайно жесткого режима с мобилизационной экономикой (все для фронта, все для победы). На протяжении всех десятилетий после Второй мировой войны  и создания двух государств из бывших оккупационных зон воспитано уже не одно поколение, привыкшее жертвовать всем, в том числе и собой.  Это население настолько отличается по своему менталитету от населения Южной Кореи, что их объединение в данный момент вообще невозможно само по себе, это даже не похоже на объединение двух Германий в 1989 году (но даже там до настоящего времени чувствуется разница между населением  западных и восточных земель). По этой же причине некорректно сравнение  военно – промышленного потенциала Южной и Северной Кореи, поскольку в случае реального военного конфликта вступят в силу совершенно иные, малоучитываемые факторы. Кроме того, следует учесть, что страна, создавшая ядерное оружие и ракеты пусть среднего радиуса действия, располагает серьезным  научно – техническим потенциалом в виде промышленности и кадров.  Хотя до последнего времени на подавляющее большинство населения распространялись серьезные ограничения на использование мобильной связи,  специалистов в области компьютеризации в стране достаточно, поскольку без этого  нельзя  решить  никаких военно – технических вопросов в наше время. Последние хакерские атаки на промышленные и финансовые объекты в Южной Корее показывают, что это достаточно успешная «проба пера». Вся страна пронизана милитаризованным духом, и какими бы словами не называли патриотизм жителей КНДР, он существует в реалии, и рассчитывать, что все  многочисленные вооруженные силы КНДР тут же перейдут  на сторону своих «братьев» в Южной Корее, вряд ли можно рассчитывать.  В то же время, США, КНР, Россия и Япония прекрасно представляют, что реальный военный конфликт может иметь непредсказуемые последствия глобального масштаба.

Ряд экспертов обращают внимание и на другой  аспект возможного развития событий в  Северо – Восточной Азии.  Ее демонстрирует военная и политическая  реакция США на них. Похоже, что споткнувшись на Арабской Весне и перекинув все связанные с ней проблемы своим европейским союзникам, не решив полностью проблемы ни в Ираке, ни в  Афганистане, не реализовав прорыв через Сирию в Иран с опорой на столь одиозных союзников как  известные страны Персидского Залива (последнюю проблему решили по всей видимости скинуть на Турцию, Катар, Саудитов и в какой – то мере Францию и Великобританию, которым видимо мало уроков Ливии),  Штаты решили сосредоточить свое внимание на Большом Дальнем Востоке, который для США в настоящей момент представляет для них гораздо больший интерес.

Дело в том, что Япония и Южная Корея являются ключевыми союзниками США в Северо – Восточной Азии, но не меньший интерес в последнее время у них вызывает общая обстановка в Юго – Восточной Азии.  Это бурноразвивающийся регион имеет значительные природные и людские ресурсы. 

Ситуация  же с КНДР дает Штатам  реальный повод лучше подвязать как своих  союзников (Южная Корея и Япония), так и противодействовать экспансии КНР (пока экономической) в страны ЮВА.

Возможно, мы имеем дело с первой «горячей» фазой противостояния КНР и США в Северо  - Восточной Азии.

В заключении данного материала хотелось бы обратить внимание, что КНДР абсолютно полностью «завязана»  в своем продовольственном обеспечении главным образом на Китай, и никакие шаги в принципе не могут ими предприниматься без прямого или виртуального согласования с Большим Братом.  Здесь уместно еще раз вспомнить, что именно китайские народные добровольцы решительно переломили войну 1950 – 1953 гг. в Корее, не говоря уже о втором факторе – военной и материально – технической помощи СССР. Так или иначе КНР и РФ находятся по одну линию в данном кризисе.

В контексте данной статьи мы не рассматриваем геополитические аспекты национальных интересов России на Дальнем Востоке, где она имеет гигантскую морскую границу и такие же гигантские экономические зоны.  Кроме того, это дальневосточные рубежи национальной безопасности РФ и в  этом смысле  она не может быть сторонним наблюдателем за происходящими событиями, и меньше всего заинтересована в очаге военного противостояния у своих границ. Это предмет особой темы, которую целесообразно рассмотреть отдельно.

Тэги: Северная Корея, Северо – Восточная Азия, Южная Корея

Опубликовано: 16.04.2013 Просмотров: 1463 Вернуться к публикациям

Ваши отзывы (0):
 
Вы можете оставить отзыв о статье:
Ваше имя:
Ваш отзыв:
Публикации


Цитаты

“Нет сомнений, что отсутствие в мире суверенного курдского государства величайшая историческая несправедливость. Существует множество доводов в пользу создания такого государства. Однако есть также доводы против попыток создания курдского государства сегодня, в обстановке не многолетней войны на Ближнем Востоке, инициированной и поддерживаемой Соединенными Штатами. Попытка создания курдского государства в нынешней ситуации может оказаться одним из самых кровавых экспериментов в истории человечества.”

Ссылка на полную публикацию