Центр исследований
кризисных ситуаций
Что изменит теракт в Бостоне. Европа и Америка перед выбором.

 

Виталий Волков Центр Исследований Кризисных Ситуаций

Страница автора: Волков В.Л., Журналист, писатель, эксперт по Центральной Азии


Теракт, совершенный во время марафона в Бостоне, озаботил европейскую политическую элиту. По крайней мере в Германии это событие не только спроецировали на местные реалии, но и провели прямую линию между этой проекцией и событиями, происходящими в Сирии. В минувшую пятницу, 26 апреля, министр внутренних дел ФРГ Ханс-Петер Фридрих в объединенной новостной программе первого и второго каналов национального общественно-правового ТВ выразил свою озабоченность тем, что в Сирии против войск Асада в различных группах оппозиции воюют около пятисот-шестисот приезжих из стран Европы, включая Германию. Численность тех «германских джихадистов» (а именно такой термин был употреблен по отношению к этой категории лиц), которые уже достигли территории Сирии, министр оценил как «около тридцати», а также указал на то, что многие сейчас находятся на пути туда. Глава МВД ФРГ прямо указал на опасность этого явления для Германии и Европы. По его словам, в Сирии отсутствует четко сформированная политическая оппозиция Асаду, а вместо нее против него воюют идеологически очень разные, не поддающиеся четкому контролю группировки, среди которых имеются очевидно исламистские формирования. Молодежь из Европы, вливаясь в их ряды, идеологически еще больше радикализуется, попутно обретая навыки ведения террористической деятельности (в частности, Фридрих упомянул навыки взрывного дела). Но раньше или позже эти люди вернутся туда, откуда по зову сердца или по иным причинам устремились в далекую арабскую страну. И ничего хорошего для европейских государственных структур это не сулит, что и показал Бостон. Конечно, власти Германии, как сказал Фридрих, работают с этой проблемой, стараются «паспортными» мерами ограничить возможность выезда в Сирию для определенной категории немецких жителей, подозрительных на симпатии к джихаду, рассматривают достаточно жесткие меры по отношению к ним при возвращении в ФРГ, включая выдворение из страны, используют специфические методы спецслужб. Но все равно Бостон 2013, который, в отличие от Нью-Йорка и Вашингтона 2001, становится символом «внутреннего исламского терроризма», то есть терроризма, носители которого не внедрились в западное общество, а являются его имманентной частью, вызывает тем большую озабоченность в Германии, чем больше «немецких джихадистов», смотря шире, «европейских джихадистов» пройдут соответствующую школу в Сирии.

Именно поэтому министр внутренних дел ФРГ в ходе интервью, о котором идет речь, сообщил, что через два дня сам направляется в Бостон, чтобы обсудить проблему с американскими коллегами.

Другое дело, что Германия в последние два года заняла в Европе особую позицию, достаточно жестко отказавшись поддержать операцию своих союзников по НАТО - США, Британии, Франции, Италии и Турции – в Ливии, и не спеша вскочить на американо-турецкий революционный бронепоезд, несущийся на Дамаск. Готовы ли «посмотреть шире» и связать с Бостоном эти новые войны коллеги Фридриха из Парижа, Лондона, или Рима, пока не ясно. Вероятно, многое здесь будет зависеть от того, каким эхом отзовется Бостон в самих США.

Американисты сейчас утверждают что это событие окажет очень значительное влияние на страну, жители которой после шока 2001 года все же успели оправиться и поверить в то, что беспощадная война против международного терроризма, начатая Бушем и продолженная Обамой, будет осуществляться исключительно в далеких от их страны землях. И что безумцам-самоубийцам, которых взращивают неблагополучные государства с диктаторскими режимами и с идеологией мракобесия, станет не до Америки. А те посланцы пресловутой «Аль-Каиды», которые все же сумеют добраться до ее берегов, сразу попадут под контроль спецслужб и не смогут совершить злодеяние.

Бостон опроверг эту надежду. Да, масштабы этого теракта по всем показателям не сравнимы с 11 сентября. Но общество и государство слишком много сил потратили на убеждение себя в верности выбранного после 2001 года пути, и теперь объективное восприятие трагедии стократно усилено сомнением в неуязвимости и в верности выбранного пути.

Однако в чем конкретно выразится влияние теракта Царнаевых на концепцию США по борьбе с терроризмом? После первых опубликованных признаний младшего из братьев можно предположить следующее: осознание факта, что двое фактических американцев решили нанести удар в самое сердце своего гражданского общества, мстя за действия своей страны в Афганистане и в Ираке, приведет к признанию этим обществом неудачи плана по кардинальному снижению террористической угрозы для США путем широкой военной операции против ячеек исламистов на Гиндукуше, (попутно имевшей задачу сменить в Кабуле власть и направить ее в русло большей демократии). Как следствие, общество будет настаивать на принятии властями новой, более эффективной стратегии.

Однако фокус в том, что администрация Обамы уже пошла на решительное изменение «афганской» стратегии борьбы с терроризмом несколько лет назад. Причем ставка была сделана на самую тесную военную и политическую кооперацию с арабскими странами, напрямую питающими суннитские исламистские организации во всем мире – а именно с Саудовской Аравией и с Катаром. А также на Турцию, все более и более вспоминающую о своей былой имперской роли и о временах, когда претензии на мировое влияние прочно были связаны с влиянием ислама. США и НАТО заключили коалицию с тем военным образованием, которое получило название «ливийские повстанцы», и представляет собой конгломерат различных международных добровольческих и наемнических структур боевиков, в основном радикального исламистского характера, на тот момент имевших базы подготовки в Катаре и финансовые каналы, питающие их из Саудовской Аравии, Бахрейна, того же Катара. Собственно, то, что сказал глава МВД ФРГ Фридрих в отношении группировок, действующих под вывеской сирийской оппозиции, конгруэнтно переносится в Ливию образца двухлетней давности и наВзрыв в Бостоне, Германия, германский джихадизм, Европа, ливийская оппозиция, сирийская оппозиция, Сирия, терроризмцарнаевыкладывается на «ливийскую оппозицию». Получив от НАТО массированные поставки вооружений, прямую военную поддержку и территорию Турции в качестве плацдарма, этот конгломерат группировок достаточно успешно установил «демократию» в Триполи, и направился в Сирию на помощь достаточно слабым местным противникам Асада. Тем самым силой оружия и энтузиазма вольно или невольно реализуя политическую программу творцов нового «суннитского» мира, который США поддерживают не в последнюю очередь ради собственной безопасности. То есть в надежде, что вместо врагов они обретут в лице «ливийских повстанцев» если не друзей, то контролируемых союзников, которые кровно заинтересованы в военной и политической поддержке Вашингтона по крайней мере до тех пор, пока у «суннитского мира» есть другие могущественные противники (например, Иран).

Одновременно в Афганистане США развернулись на 180 градусов от Карзая к мулле Омару, и стараются убедить его в целесообразности возобновить прерванные в 2001 году контакты, причем делают это при посредничестве все того же Катара.

Таким образом, вместо того, чтобы задаваться вопросом о том, повлечет ли Бостон переосмысление «афганской» концепции безопасности США, де-факто уже ушедшей в прошлое, вернее спросить иное: будет ли администрация Обамы готова пересмотреть свою нынешнюю стратегию, направленную на поддержку тех оппозиционных движений, которые напрямую используют боевые группы так называемого террористического «исламского интернационала» (где, наравне с европейским, отчетливо различим российский, казахстанский, киргизский, таджикский, узбекский, и, как утверждают эксперты, даже туркменский след, поскольку в тех или иных конкретных боевых действиях зафиксировано участие десятков боевиков из этих стран СНГ)? Сразу после 11.09.2001 подобный по логике вопрос адресовали Бушу-младшему, припомнив, как США приложили руку к созданию «Аль-Каиды» в года советско-афганской войны. Буш на это ответил антитеррористической операцией в том же Афганистане.

Обама на бостонский вызов и на наш вопрос тоже уже дал ясный, но совершенно иной ответ. Нет, изменения тут не ждите, фактически сказал он в минувший вторник, 23 апреля, на встрече с эмиром Катара. США продолжат оказывать поддержку сирийской оппозиции во имя установления демократии в Сирии!

Но что же тогда изменится в США? Теперь, возможно, власти куда внимательнее будут следить за всеми приезжими, когда либо бывавшими в странах, где имеются очаги радикального ислама. Наверняка ужесточатся критерии, по которым среди пользователей интернета системы анализа и контроля спецслужб будут вычленять потенциально опасных лиц. Наверняка, немалые деньги пойдут на проекты, связанные с изучением психологического портрета «внутреннего» молодого террориста-исламиста. Возможно, на новые программы по прививанию молодежи любви к демократии. Не исключено, что госдепартаменту и разведывательным службам будет предписано усилить внимание к тем регионам, которые «производят» потенциальных братьев Царнаевых – от Чечни и Дагестана до Киргизии и Казахстана – и создать там возможности для оперативного влияния.

Но вряд ли сегодняшняя Америка созрела до осознания связи между действиями боевиков в Ливии или Сирии с Бостоном. И вряд ли министр внутренних дел ФРГ сумеет убедить в наличии такой связи своих американских коллег во время поездки в Бостон. Слишком крутые геополитические интересы стоят на карте в новой большой игре, которую США ведут вместе с Саудовской Аравией, Катаром, отчасти Турцией. Скорее, общество станет говорить: бомбы НАТО, по ошибке сброшенные на тот или иной кишлак в Афганистане, раньше или позже напомнит о себе появлением братьев Царнаевых. Хватит бомбить. А государство с радостью подержит этот «тренд», и объявит, что дистанцировалось от ошибок бушевской администрации, больше не намерено бомбить Афганистан, а вместо этого теперь станет поддерживать по всему миру демократию и свержение диктаторов, способствующих мракобесию и терроризму, используя при этом контролируемую кооперацию с «вменяемыми» исламскими движениями и лидерами. В том числе, с той же «ливийской оппозицией».

Тэги: Взрыв в Бостоне, Германия, германский джихадизм, Европа, ливийская оппозиция, сирийская оппозиция, Сирия, терроризм

Опубликовано: 26.04.2013 Просмотров: 2162 Вернуться к публикациям

Ваши отзывы (0):
 
Вы можете оставить отзыв о статье:
Ваше имя:
Ваш отзыв:
Публикации


Цитаты

“Сегодня в мире примерно 30 миллионов курдов. В Турции их около 15 млн. В Иране 4-6 млн. Примерно 5 млн. в Ираке. И 1-3 млн. в Сирии. Много курдов живет в Европе и в России. Только в Ярославской области, как мне известно, официально зарегистрировано не менее 7 тыс. последователей религии езидов, большинство из которых курды.”

Ссылка на полную публикацию