Центр исследований
кризисных ситуаций
Остаться, уходя…

Страница автора: Самунин В.И., Востоковед - филолог, эксперт по вопросам геополитики

Как обещал в ходе своей предвыборной кампании Президент США Барак Обама, войска International Security Assistance Force (ISAF) - то есть Международных сил содействия безопасности (МССБ) – должны покинуть Исламскую Республику Афганистан к концу 2014 года.
Это заявление Б. Обамы имеет в целом декларативный характер. В нем нет указаний на конкретные планы США, позволяющие уйти из Афганистана без ущерба для своих интересов.
Прежде чем перейти к другим положениям статьи, следует сделать небольшую справку по нынешнему состоянию войск ISAF.
Наибольшая численность личного состава датируется июнем 2011 года, когда в общей сложности в ИРА находились 132 457 военнослужащих ISAF из 48 стран, предоставивших свои контингенты в ISAF (из них 90 000 составляли военнослужащие США).
В дальнейшем и до настоящего времени шло постепенное снижение числа стран-участников ISAF, преимущественно из числа западных союзников США по НАТО, вывели свои относительно небольшие контингенты в 2011 и 2012 гг. (Франция, Канада и др.). В июле 2011 года было выведено 10 000 военнослужащих американского контингента, а в сентябре 2012 года ИРА покинуло еще 33 000 человек.
К концу 2014 года, в соответствии с планами, должны быть выведены еще 70 000 военнослужащих США и других стран, за исключением инструкторов и советников, которые пока еще в неустановленном количестве должны остаться для продолжения работы по формированию и строительству вооруженных сил и полиции ИРА.

Говоря об Афганистане, американский президент вряд ли вполне учитывал вероятность очень скорого крушения существующего в ИРА режима (неделя, месяц, несколько месяцев) после ухода ISAF и прихода к власти в Кабуле талибов, но такую возможность допускают многие компетентные эксперты. Оптимистических прогнозов практически не существует, лучшим из них является сценарий, когда существующий нынешний режим во главе с Карзаем договорится с руководством Талибана о совместном управлении страной, как это было в Таджикистане, когда часть вооруженной оппозиции была включена во властные структуры (позднее их, правда, в основном «выдавили»). Остальные сценарии практически предусматривают то, что власть в большинстве провинций, особенно в южных и восточных, почти немедленно перейдет в руки талибов. Причем никто из ведущих экспертов не исключает того, что талибы могут установить власть над большей частью территории страны, что возможно в случае массового перехода на их сторону вооруженных сил Афганистана.
По словам бывшего министра иностранных дел Великобритании Дж. Милибанда, в случае полного вывода войск ISAF из ИРА, талибы смогут прийти к власти в срок от нескольких дней до нескольких месяцев, исключая лишь непуштунские районы севера Афганистана. Собственно, слова Милибанда в той или иной степени подтверждены и рядом высокопоставленных представителей командования ISAF.

О способности талибов быстро и неожиданно для противника организовываться в крупные вооруженные формирования красноречиво свидетельствует образование в январе-феврале 2013 года в Бадахшане крупной группировки, существующей и сегодня в уезде Вардудж (около 1000 хорошо вооруженных боевиков). Примечательно, что Бадахшан – это отнюдь не пуштунская вотчина. В составе этой талибской группировки воюют не только пуштуны – афганцы и пакистанцы, но также представители этносов, населяющих север ИРА (узбеки, таджики, туркмены и представители памирских народов: рушанцы, шугнанцы и др.)
Нет сомнений, что в случае единовременного и полного вывода МССБ, группировки подобные вардуджской будут множатся в Нуристане, а также на юге Афганистана: в провинциях Гильменд, Кандагар, Заболь, Нангархар и в др. В конце концов, объединившись, они двинутся на Кабул.

Захват власти в стране талибами будет означать сведение к нулю всех усилий ISAF в течение более чем за 12 лет пребывания в ИРА.

Разумеется, следует принять во внимание, что нынешний Талибан это не тот Талибан, которым он был в начале 90-х гг. Его руководство не только имеет значительный опыт боевых действий против сил Коалиции и влияние на контролируемой территории, но и поддержку режимов ряда стран, к которым относятся как монархии Персидского залива (особенно Катара и Саудовской Аравии, откуда идет постоянное финансирование формирований Талибана), так и власти Пакистана в лице ее ISI.

Во-первых, Талибан в любом случае уже чувствует себя победителем в этой войне, ISAF уходит, а Талибан остается. Эксперты подвергают очень большому сомнению тот факт, что оставшиеся группы советников, даже и поддерживаемые немногочисленными подразделениями спецназа и авиации с баз, смогут остановить талибов, поскольку надежды на нынешние ВС ИРА сомнительны. Захват власти талибами будет означать сведение к нулю всех усилий ISAF в течение последних 12 лет пребывания в ИРА и потерю огромных финансовых и материальных средств, потраченных на укрепление существующего режима. Как хорошо свидетельствует об этом история, в стране сразу начнется сведение счетов до полного искоренения более слабой стороны. Скорее всего, победителями будут именно талибы, а значительная часть коррумпированных афганских чиновников из окружения Карзая плавно переместятся в США, Европу, Турцию, страны Залива или даже Пакистан, а крайними окажутся те, кому некуда перемещаться. Если даже и не сразу, то в любом случае все т.н. цивилизационные преобразования трансформируют в то, что удобно им.

Во-вторых, резко переменятся внешнеполитические ориентиры ИРА. Новый режим скорее будет поддерживать «дружбу» со странами, которые с ним воевали. Что касается стран, чьи контингенты входили в состав ISAF, то талибы, скорее всего, займут более – менее прагматическую позицию (контингенты некоторых стран практически не вели боевых действий, а лишь демонстрировали свое присутствие).
С большей определенностью можно выделить страны, с которыми талибы, прежде всего по экономическим соображениям, попытаются установить по меньшей мере нейтрально – позитивные контакты. К ним относятся, прежде всего, исламские страны, такие как Пакистан и Иран, а также КНР и республики Центральной Азии, возможно даже Россия, которая построила столь значительное число объектов в ИРА. Эти контакты, разумеется, будут развиваться осторожно и до определенного предела.
Приход талибов к власти в Кабуле существенно усилит их сторонников и в соседнем Пакистане.

В-третьих, руководство Талибана видимо организует «передел» собственности в Афганистане, объявив бывших сторонников Карзая предателями ислама и сторонниками Запада. Интересы именно этих лиц, занесенных в проскрипционные списки, и пострадают.

В-четвертых, пока трудно определить позицию талибов в отношении наркотрафика. Однозначно лишь одно - часть нынешних наркобаронов будет причислена к тем же врагам ислама, а их немалое имущество и другие активы будут конфискованы в пользу режима талибов. Что касается того, как они поступят собственно с наркопроизводством, то сказать трудно. Но следует учесть, что в период пребывания их у власти, основу их финансового благополучия составляла контрабанда товаров ширпотреба из Китая и Пакистана. Заставят ли талибы крестьян вернуться к традиционным отраслям сельского хозяйства, покажет время.

Утрата Афганистаном статуса «мировой наркодержавы» инициирует процессы и в международном криминальном сообществе, т.е начнется новый передел сфер влияния и замены старых лидеров. Существует угроза, что в этом случае часть наркопроизводства переместится на территории некоторых республик Центральной Азии.

В-пятых, главным же геополитическим фактором в случае прихода к власти Талибана будет иметь место потеря военно-политического присутствия США в Центральной Азии. Хотя эта проблема настолько многогранна и сложна, что требует отдельного рассмотрения.

Афганистан имеет исключительно важное геополитическое и стратегическое значение как ведущих для мировых держав, так и для государств региона. Именно ради наращивания своего военного присутствия в регионе, а не ради борьбы с полумифическим Бин Ладеном, которого, якобы, «пригрели» талибы, США вторглись в эту страну. Но основной их целью фактически было занятие стратегических позиций по контролю запасов углеводородов Каспийской провинции и Персидского Залива. Уже по этой причине нулевой вариант, т.е. единовременный и полный вывод войск для США малоприемлем. Развитие событий в этом случае будет многовариантным.

На сегодняшний день в Афганистане создана целая сеть американских баз. Как считают достаточно авторитетные эксперты, на некоторых американских базах размещены установки ПРО, предназначенные для решения не только региональных, но и стратегических задач (по отношению прежде всего к РФ и Китаю).
Итак, «нулевой» вариант, т.е. единовременный и полный вывод войск ISAF из Афганистана, для США неприемлем. Именно поэтому, в соответствии с Договором о стратегическом партнерстве, подписанным в мае 2012 года с Карзаем, после вывода МССБ, предполагается возможность сохранения в ИРА американского контингента численностью от 8 до 12 тыс. военнослужащих. Окончательно вопросы о военном взаимодействии США и ИРА и численности американских войск, которые останутся в Афганистане, должны быть оговорены в дополнительном к Договору соглашении, подписание которого намечено на ноябрь 2013 года.
В западных СМИ все чаще говорится не о выводе войск, а об их «передислокации». По ходу этой «передислокации» предполагается создание американских баз и перевалочных пунктов в Таджикистане и Узбекистане. Возможно, будут пролонгированы соглашения об эксплуатации американцами базы «Манас» в Киргизии.
По мнению авторов стратегических планов США, присутствие американских войск (пусть даже в количестве 8-12 тыс. человек) на территории Афганистана вполне достаточно для обеспечения безопасности объектов США в ИРА и поддержания существующего в стране режима – хотя бы и в условиях контролируемой нестабильности. Однако подавляющее число экспертов такой вариант ставят под сомнение, основываясь как на исторических прецедентах, так и на ситуации в мире на настоящий момент.

В случае же серьезной угрозы со стороны талибов интересам США по сути ничто не помешает увеличить их воинский контингент настолько, насколько сочтут нужным в Вашингтоне.
В качестве основного вывода к вышесказанному можно добавить, что ситуация в Центральной Азии не только не стабилизировалась, наоборот, можно прогнозировать ее ухудшение, поскольку основные центры силы на ближайшее время имеют практически взаимоисключающие интересы в этом районе, а декларация «борьбы» с терроризмом имеет не более чем функцию прикрытия.

Тэги: Афганистан, вывод войск, Пакистан, правительство Карзая, Самунин, США, Таджикистан, талибан

Опубликовано: 08.05.2013 Просмотров: 1575 Вернуться к публикациям

Ваши отзывы (0):
 
Вы можете оставить отзыв о статье:
Ваше имя:
Ваш отзыв:
Публикации


Цитаты

“Наливайченко в свое время, будучи сотрудником внешней разведки, инициативно предложил свои услуги и помощь спецслужбам США. В результате в период президентства В.Ющенко он стал возглавлять СБУ. Только депутатская неприкосновенность спасла его от тюрьмы, поскольку против него было возбуждено уголовное дело по обвинению в разглашении гос. тайны (выделил сотрудникам резидентуры ЦРУ кабинет в здании СБУ и предоставил им возможность ознакомления с секретными материалами, т.е. фактически совершил акт государственной измены).”

Ссылка на полную публикацию