Центр исследований
кризисных ситуаций
Афганистан 2014. Хаос управляемый или не управляемый?

Страница автора: Самунин В.И., Востоковед - филолог, эксперт по вопросам геополитики

 

Весной этого 2013 года, в мае, перед Днем Победы в Москву прилетел госсекретарь США Кэрри. Этот визит был по-своему весьма примечательным. Как сообщили российские средства массовой информации, в ходе непродолжительной встречи американского Госсекретаря с Президентом России Путиным обсуждались вопросы международной политики: в основном, ситуация в Сирии. Однако на следующий день после встречи с высокопоставленным американским чиновником Президент России собрал совещание Совета Безопасности, на котором почему-то обсуждалась отнюдь не сирийская проблема, а развитее ситуации в Афганистане. Опираясь на этот факт, можно предположить, что Кэрри сообщил нашему Президенту нечто важное, касающееся не только Сирии, но и Афганистана. Например, будто США действительно собираются вывести своих солдат, входящих в контингент Международных сил содействия безопасности (МССБ).  И это притом, что именно в том же самом 2014 году, в Афганистане неминуемо произойдет всплеск политической активности. Ведь 5 апреля 2014 года должны произойти очередные выборы президента Исламской Республики Афганистан (ИРА).

 

Российские информационные каналы, освещая заседание того майского Совета Безопасности, как-то невнятно сообщили, что в случае ухода контингента МССБ к власти в Афганистане могут придти талибы. А это повлечет за собой:

  1. Экспансию радикального исламского фундаментализма и, как следствие, дестабилизацию режимов в бывших советских центрально-азиатских республиках (Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия);
  2. Увеличение объема поставок наркотиков на территорию России в страны СНГ и в Европу;
  3. Активизацию деятельности исламских террористов на территории России и в других странах мира.

После, в мае-июне глава российского государства еще не раз возвращался к афганской теме. И каждый раз с чувством нескрываемой тревоги. Говорили о «талибской угрозе» многие высокопоставленные чиновники России и других стран. В Российской Федерации и за ее пределами прошло множество семинаров, круглых столов, на которых эксперты из разных стран пытались прогнозировать обстановку в Афганистане после вывода МССБ. На эту тему опубликовано множество статей и других аналитических материалов.

Итак, главным остается вопрос: вернутся ли талибы к власти в 2014 году?

Такую возможность допускают весьма серьезные эксперты. Так, по словам бывшего министра иностранных дел Великобритании Милибанда, в случае вывода войск МССБ из ИРА, талибы смогут прийти к власти в течение нескольких дней. В своем интервью в начале апреля с.г. председатель Объединенного комитета начальников штабов США генерал Демпси заявил, что «талибы, вероятно, будут продолжать представлять угрозу безопасности Афганистана долгое время после вывода иностранных войск…» «Талибы по-прежнему останутся серьезной угрозой для правопорядка в Афганистане», – вторит ему другой американский генерал, командующий МССБ Данфорд.

Кто же они такие, эти талибы?

Арабское слово «талиб» обычно переводится как «ученик, учащийся религиозного учебного заведения». При этом, когда говорят о талибах, чаще всего имеются в виду начальные и средние религиозные школы (медресе и мактабы). Таких школ в Афганистане тысячи. В каждой из них обучается от нескольких десятков до пары сотен молодых людей. Главным образом, это выходцы из крестьянской среды, не потерявшие тесных связей со своими семьями, кланами, племенами. Все духовные школы, так или иначе, связаны между собой. Настоятели этих школ, на соседних территориях, как правило, хорошо лично знакомы друг с другом и с наиболее авторитетными в данной местности мусульманскими духовниками. Последние, в свою очередь, поддерживают отношения между собой и с мусульманскими духовными центрами за рубежом. Таким образом, медресе и мактабы представляют собой достаточно централизованную, вполне управляемую, постоянно пополняемую социальную структуру, которую легко организовать на любые действия. Из этой среды можно черпать необходимые кадровые ресурсы, как для пополнения вооруженных отрядов, так и для формирования органов государственного управления в центре и на местах.

Говоря о талибах, как о вооруженной силе, следует отметить, что несмотря на разгром их государства – Исламского Эмирата Афганистан – американцами в 2001 году, талибам удалось сохранить большую часть опытных в военном деле полевых командиров. Во время продолжающейся более десяти лет борьбы против натовского присутствия в стране получили навыки ведения партизанской войны молодые бойцы.

Нельзя забывать также, что в нынешних Вооруженных Силах ИРА служит довольно много офицеров, внедренных туда повстанцами. Много есть и таких военнослужащих ИРА, которые пока с талибами не связаны, но в критический момент, захватив с собой вверенное им оружие, не преминут «переметнутся» на их сторону.

Таким образом, численность партизанской армии талибов (как это уже не один раз случалось) может в очень короткое время многократно возрасти. Крупные талибские формирования могут, как грибы после дождя, возникать в тех провинциях страны, где это будет тактически выгодно центральному командованию повстанческой армии. У талибов пока достаточно оружия. А с уходом МССБ их арсенал, скорее всего, значительно пополнится за счет захвата или «скупки» того оружия и снаряжения, которыми оснащена нынешняя афганская армия.

В этой связи прогнозы о вооруженном захвате власти талибами после вывода основного контингента МССБ из Афганистана кажутся вполне реальными.

Насколько известно, талибы пока не высказали намерения участвовать в предстоящих выборах президента Афганистана. Однако если они все же пойдут на такие выборы и выставят своего кандидата, возможность их прихода к власти мирным, «демократическим» путем весьма велика.

Во-первых, потому, что власть талибов по душе очень многим афганцам.

Талибы – радикальные исламские фундаменталисты. В своей идеологии они опираются на имеющие явно антиимпериалистическую окраску учения таких классиков мусульманского богословия как Джамалуддин Афгани, Саид ол-Котб, Хасан ол-Бена, Моудуди и др. В основе этих учений лежит идея социальной справедливости. Вот потому-то идеология талибов хорошо воспринимается беднейшими слоями населения Афганистана.

Исламский фундаментализм (как и всякая утопия) предполагает создание совершенного исламского общества. Это означает объединение всех мусульман в составе мирового исламского государства (общины-уммы, халифата, эмирата). Другими словами, такого государства, которое в свое время было создано пророком Мохаммедом. Верховным Законодателем в таком государстве является Бог. Поэтому нет, и не может быть, сомнений в легитимности законов такого государства. Ни один гражданский закон, создаваемый парламентариями с учетом потребностей современного общества, не должен противоречить духу и букве Корана и Священных преданий. Бог даровал пророку Мохаммеду озарение и Коран. Одновременно Бог вручил пророку Мохаммеду исполнительную власть. В наше время исполнительная власть в мусульманском государстве, по мнению талибов и других исламских фундаменталистов, должна принадлежать верным последователям пророка – благочестивым духовникам. Это, однако, не исключает привлечения к управлению государством квалифицированных специалистов в области современного менеджмента и экономики, науки и техники.

Во-вторых. Победа талибов на президентских выборах и на выборах других уровней весьма возможна за счет организации талибами широкой пропагандистской кампании. Талибы, в случае необходимости, способны привлечь к агитации «от двери к двери» очень большое количество хорошо подготовленных по афганским условиям активистов, особенно на пуштунских территориях и в сельской местности.

И, в-третьих. Талибы (если учесть, что большинство провинций страны реально находятся под их контролем) могут с успехом использовать имеющийся у них «административный ресурс» с целью принуждения населения к голосованию за тех или иных кандидатов или отказу от голосования, подтасовки результатов состоявшихся выборов и т.д.

Необходимо также учитывать, что выборы будущего года в Афганистане состоятся на фоне вывода войск МССБ. Скорее всего, уход американцев состоится под «улюлюкание» талибов, которые обязательно заявят о своей великой военной победе над могущественным врагом с Запада.

Итак, возвращение талибов к власти в Афганистане вполне вероятно. В этом случае велико, практически неминуемо, наступление хаоса во всех областях жизни страны. По крайней мере, на начальном этапе установления власти талибов. При этом возникает вопрос, а какой это будет хаос? Хаос стихийный, подобный броуновскому движению? Хаос, обусловленный чисто внутренними процессами, вызванный борьбой талибов с многочисленными и многоплановыми противниками за установление своих порядков, за создание нового афганского эмирата? Или найдутся внешнеполитические силы, которые попытаются срежиссировать свой, выгодный им сценарий афганского хаоса. И что это будут за силы?

Предположим, что талибы, вернувшись к власти в Кабуле, станут руководствоваться исключительно своими религиозными принципами и политическими интересами и, преодолевая неуправляемый хаос, начнут проводить собственный внешнеполитический курс. Опираясь на это предположение, давайте посмотрим, насколько реальны угрозы, исходящие от талибов, о которых упоминается в начале нашей статьи.

Начнем с активизации деятельности исламских террористов на территории России и в других странах мира.

Да, такая активизация, похоже, действительно произойдет. А если талибы не придут к власти в Афганистане? Разве активизации не будет? Разве не достаточно для активизации исламских боевиков тех возможностей, которые предоставляются им Ливией, другими арабскими странами? Да и что значат возможности афганских талибов по созданию террористических сетей на территориях других государств по сравнению с возможностями Саудовской Аравии, стран Персидского залива?

Теперь о наркотиках. Вопрос о том, что увеличатся поставки наркотиков на территории сопредельных стран и через них в Россию и Европу весьма спорный. Как известно, когда в 1996 году талибы захватили власть в Кабуле, они незамедлительно начали борьбу с производством наркосырья. Делали они это гуманнее, чем в свое время иранцы. Если иранцы, без излишних формальностей, хватали и тут же расстреливали производителей и распространителей наркотиков, то талибы начали выкупать у крестьян посевы опиумного мака и конопли с целью последующего уничтожения урожаев этих культур. Они брали с крестьян обязательства, что те на следующий год перейдут к выращиванию зерновых, овощей или других традиционных продуктов питания. В результате талибам, хотя и медленно (из-за недостатка материальных средств), но все же удалось сократить производство наркосырья в Афганистане. Думается, что в случае возвращения талибов к власти, они продолжат политику «денаркотизации» страны и, весьма вероятно, что будут открыты для сотрудничества с другими, заинтересованными странами. Особенно, если заинтересованные страны согласятся вложить свои материальные ресурсы в эту «денаркотизацию».

И наконец. Угрожают ли талибы экспансией радикального исламского фундаментализма бывшим советским республикам Средней Азии, таким как Узбекистан, Таджикистан, Киргизия?

Возможно, как-то угрожают. А возможно и нет. Этот вопрос должен, прежде всего, волновать режимы среднеазиатских республик.

Мы же считаем, что какими бы «исламскими интернационалистами» талибы себя не представляли, они все равно в своей основной массе остаются пуштунами. В их среде наряду с мусульманским очень сильно и национальное, пуштунское сознание. Их мало интересуют территории на север от Гиндукуша, населенные в основном тюрками. Эти территории существуют как бы за пределами их обитаемого мира, их ойкумены. Да и зачем им распространять свой эмират на север, за пределы нынешнего Афганистана? Ведь в таком большом эмирате афганцы, пуштуны неминуемо окажутся национальным меньшинством.

Стратегическим плацдармом талибской экспансии после захвата ими власти в Кабуле – по крайней мере, на первом этапе создания всемирного исламского государства – скорее всего, будет Северо-западная провинция Пакистана (исторический Пуштунистан с его столицей Пешаваром). Направив свою экспансию в Пуштунистан, афганские талибы могут рассчитывать на поддержку своих братьев - пакистанских талибов, а также на поддержку всех пуштунских националистов по обе стороны линии Дюранда. Поначалу, афганские и пакистанские талибы могут, согласившись на широкую автономию Пуштунистана, объявить о создании некого Афпака (Афгано-Пакистана) или государства Талибистан. На следующем этапе было бы логично, с их точки зрения, – если захочет Аллах, – захватить власть во всем Пакистане и завладеть ядерным оружием. Вот тогда перспективы создания всемирного исламского государства станут вполне реальны!

Ну а что, если хаос будет управляемым? Тогда политика талибов, возможно, будет обусловлена не столько их собственными религиозными установками и политическими интересами, сколько некими внешними силами. Что же это могут быть за силы?

Талибы вряд ли пойдут на какие-то прямые официальные отношения с США и европейскими странами. Слишком велика обида, нанесенная натовским вторжением в Афганистан. Не случайно, не удалась недавняя попытка американцев начать переговоры с представителями талибов в Дохе. Вряд ли талибы захотят в полной мере продолжать свои отнюдь не простые отношения с пакистанскими спецслужбами. Скорее всего, в ходе борьбы за власть (а борьба за власть, как известно, отнюдь не заканчивается актом ее обретения) они обратятся к «спонсорам» в лице правительства Катара и Саудовской Аравии, международных исламских террористических центров. И вот тогда хаос в Афганистане и вокруг него сможет приобрести управляемый характер. Управляемый не в интересах Афганистана и даже самих талибов. Не в интересах соседей Афганистана и, прежде всего, Ирана и республик Средней Азии. Не в интересах России.

И вот тогда могут действительно оправдаться все те опасения относительно талибов, которые высказывали российские СМИ в мае сего года, после приезда в Москву Госсекретаря США Кэрри.

Тэги: Афганистан, выборы в Афганистане, вывод войск, радикальные исламские фундаменталисты, талибы

Опубликовано: 12.07.2013 Просмотров: 1676 Вернуться к публикациям

Ваши отзывы (3):
16.07.2013 Олег
Читать статьи специалистов всегда интересно. Точка зрения Валерия Самунина мне представляется наиболее объективной и близкой к реальному положению дел.
04.08.2013 Виктор
Замечу, что к северу от Гиндукуша живут не только тюрки, но и таджики, составляющие, в свою очередь, не менее половины населения Афганистана...Так что интерес талибов к Таджикистану вполне реален, как и экспансия в этом направлении....Точка зрения В. Самунина, похоже, отражение позиции российского руководства, надеющегося, что активизация талибов не затронет СНГ...Затронет - в странах СНГ накопилось достаточно горючего материала, чтобы откликнуться на талибские призывы к социальной справедливости..
28.08.2013 АРИК
СЦЕНАРИЙ БУДЕТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО УЖЕ ОБ ЭТОМ ДАВНО ДО МАЙСКОГО ВИЗИТА ИЗВЕСТНО БЫЛО
 
Вы можете оставить отзыв о статье:
Ваше имя:
Ваш отзыв:
Публикации


Цитаты

“Идея федеративного государства Молдавии и Приднестровья едва ли может быть реализована. Понимая это, видя одновременно однозначную устремленность нынешнего молдавского руководства в столь дорогие его сердцу европейские структуры — сначала ЕС, а в перспективе и НАТО с предоставлением территории для размещения элементов американской системы ПРО — Россия, тем не менее, продолжаем повторять формулу 1992 года. Это уже даже не смешно. Разрыв между официальными заявлениями российского руководства и реальным положением вещей с каждым годом все увеличивается и это не может не влиять на отношение по крайней мере русской трети населения Приднестровья к своей «исторической Родине».”

Ссылка на полную публикацию