Центр исследований
кризисных ситуаций
Российское военное присутствие в Приднестровье: быть или не быть…

Харитонова, эксперт Центра исследований кризисных ситуаций

Страница автора: Н.И. Харитонова, эксперт по постсоветскому пространству

В то время, как Молдова активно готовится к парламентским выборам, от исхода которых зависит дальнейшее продвижение в вопросе евроинтеграции, а на Украине продолжается внутренняя смута, в Приднестровье ситуация усугубляется. Наиболее заметно это в экономической сфере. В конце октября текущего года Государственный Таможенный комитет ПМР сообщил о том, что таможенная служба Украины задерживает грузы, следующие транзитом в Приднестровье через территорию Украины, в том числе на пунктах пропуска с сопредельными европейскими странами, Россией и Белоруссией[1]. Таким образом нарастают угрозы внешнеэкономической деятельности Приднестровья, на которую она имеет право согласно заключенным ранее международным соглашениям. Но не меньшую угрозу для Приднетсровья составляет пока гипотетическая возможность вывода российских военных с его территории.

В настоящее время мир в Зоне безопасности на Днестре поддерживают Совместные миротворческие силы, которые состоят из воинских контингентов России (402 военнослужащих), Молдовы (355 военнослужащих), Приднестровья (492 военнослужащих) и группы военных наблюдателей Украины в составе 10 офицеров. Деятельность миротворческой миссии, не допустившей ни одной вспышки насилия с момента своего учреждения (1992 г.) дала возможность Молдове поднять вопрос о смене формата миротворческой операции (замены на миссию гражданских наблюдателей). Кишинев аргументирует свою позицию тем, что военная миссия свою функцию выполнила и теперь мешает мирному процессу на Днестре. Этот вопрос Молдова поднимает при каждом удобном случае на разных международных площадках. Новый импульс данная тематика получила с началом кризиса на Украине, когда Кишинев понял, что может рассчитывать на содействие Киева. И Киев, разумеется, занял сторону Кишинева.

Официальный Кишинев продолжает муссировать тему присутствия российских военных на территории ПМР, а теперь еще и в контексте выборов. Так, председатель парламентский комиссии по внешней политике Анна Гуцу заявила о необходимости отказа от Приднестровья и присоединения оставшейся части Молдовы к Румынии «в условиях, когда в течение нескольких часов возможна оккупация Путиным Молдовы по крымскому образцу». По ее мнению, «Молдова потеряла навсегда Левобережье Днестра». Существенным является и высказывание  политика о том, что «статус нейтралитета является недопустимым» для Молдавии из-за находящихся в Приднестровье миротворцев[2].

Конечно, далеко не все в политическом истеблишменте Молдовы согласны с Гуцу, однако факт остается фактом - с 2009 года с приходом к власти оппозиции Молдова все активнее сближается с НАТО. В 2011 году  министр обороны РМ В. Маринуца заявил, что «нейтралитет для Молдовы затратен, а вхождение в военный блок гарантирует поддержку партнёров»[3]. В октябре 2012 года президент РМ Николай Тимофти на встрече с пятью послами стран-членов НАТО договорились об углублении сотрудничества Молдовы с Североатлантическим альянсом. А уже летом 2013 года Молдова подписала договор о военном сотрудничестве с Румынией, в соответствии с которым было начато объединение вооружённых сил двух стран. Этот договор предусматривает, в частности, «организацию совместного командования», то есть подчинение вооружённых сил Молдовы Генштабу Румынии, а через него - командованию НАТО.

На этом фоне все активнее звучат призывы официального Кишенева о необхомости вывода российских миротворцев и ОГРВ с территории Приднестровья. Так, в октябре министр иностранных дел Молдовы Н. Герман с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН призвала Россию вывести своих миротворцев из Приднестровья с тем, чтобы их заменила международная гражданская миссия[4]. Министр пояснила, что молдавская сторона считает присутствие российских миротворцев препятствием окончательному урегулированию. Важно учитывать, что за последние годы позиция Кишинева относительно модели урегулирования не изменилась: политический класс РМ рассматривает единственный вариант решения приднестровской проблемы – политическое решение на основе соблюдения территориальной целостности Молдовы.

Еще более усложняет ситуацию Киев. В целом поведение новой украинской политической элиты в приднестровском вопросе позволяет предположить, что роль Украины как участника переговорного процесса в статусе страны-гаранта и участника миротворческой операции (украинская сторона представлена военными наблюдателями) может быть полностью дискредитирована. Синхронизация действий Украины с Кишиневом, например по вопросу укрепления участков сопредельной с Приднестровьем границы, снабжения российской военной группировки, об этом прямо свидетельствует.

Наряду с фигурировавшими в СМИ фактами насилия и дискриминации по отношению к жителям Приднестровья со стороны новых украинских властей и украинских экстремистских группировок, Киев демонстрирует готовность разрушить тот хрупкий баланс сил и стабильность в регионе, достигнутые усилиями прежде всего Российской Федерации. Речь идет о поддержке Киевом политической линии Молдовы, целью которой является вывод российских миротворцев из региона, против чего, в свою очередь, выступает Приднестровье, видя в российском присутствии единственный гарант мира и безопасности.

4 августа текущего года Министерство иностранных дел Российской Федерации распространило заявление, в котором говорится, что попытки выдавливания из Приднестровья российских миротворцев будут расцениваться как недружественные по отношению к России акции. «Любые неконструктивные действия, направленные на дестабилизацию ситуации в регионе, попытки выдавливания из Приднестровья участвующего в Совместных миротворческих силах российского контингента будут расцениваться как недружественные по отношению к России акции, подрывающие устои миротворческой операции на Днестре и противоречащие духу и букве Договора о дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Республикой Молдова», — заявили в российском внешнеполитическом ведомстве[5].

По прогнозам специалистов, очередным недружественным шагом Украины в политическом противостоянии с Россией станет денонсирование соглашений с РФ, обеспечивающих пребывание и функционирование российских миротворцев в Приднестровье. Речь идет о соглашении об организации межгосударственных военных перевозок и расчетах за них, а также соглашении о транзите через территорию Украины воинских формирований России, временно находящихся на территории Молдавии. В качестве прецедента Киев планирует использовать денонсацию РФ всех четырех соглашений с Украиной  по Черноморскому флоту в апреле 2014 г.[6] Таким образом, Украина, не располагая политическими инструментами к принуждению России вывести свой контингент из Приднестровья, может «запереть» российских миротворцев в Зоне безопасности и оставить их без снабжения, что, в свою очередь, приведет к необходимости вывода миротворческого контингента. С другой стороны, Киев не может не осознавать последствия такого шага для своей репутации гаранта мирного урегулирования и посредника в переговорном формате «5+2» (Молдова, Приднестровья, Россия, Украина, ОБСЕ и наблюдатели от США, ЕС). Это позволяет надеяться, что Киев ограничится поддержкой инициатив Кишинева, Бухареста и Брюсселя по смене формата миротворческой операции. Хотя нельзя исключать и более жесткий сценарий с денонсацией соглашений в свете эскалации напряженности в российско-украинских отношениях.

Объединенная контрольная комиссия (ОКК), которая работает в Зоне безопасности и деятельность которой регламентирована Соглашением о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова (1992 г.) с июня текущего года практически не работает. Молдова заблокировала работу комиссии, которая, как следствие, лишена возможности заслушать еженедельные доклады Объединенного военного командования (ОВК) о ситуации в Зоне безопасности и, в частности, узнать причины, по которым РМ заблокировала 17 выездов военных наблюдателей в Зону безопасности (данные на конец сентября 2014 года[7]. Объективных причин для блокирования работы Комиссии нет, вне зоны компетенции ОКК находится вопрос, связанный со свободой передвижения людей, товаров и грузов в Зоне безопасности, на разрешении которого в рамках ОКК настаивает Молдова. Приднестровская сторона расценила ситуацию с блокированием работы ОКК как нештатную и инициировала проведение 26 сентября экстренного заседания ОКК. Однако данное заседание было проигнорировано делегациями Молдовы, Украины и ОБСЕ[8] в нарушение регламента работы ОКК[9].

Тирасполь уверен, что молдавская сторона провоцирует конфликтные ситуации как на площадке Объединенной контрольной комиссии по управлению миротворческой операцией (ОКК), так и в Зоне безопасности. это делается для того, чтобы разбалансировать механизм работы ОКК, создать вокруг нее иллюзию неэффективности. При этом малейшие сложности в работе ОКК сопровождается громким PR-ом и пафосными заявлениями в СМИ. Очевидно, что молдавская сторона тяготится своим участием в миротворческой операции, и это ярко иллюстрирует ее поведение в Зоне безопасности[10]. Последним таким прецедентом стали поступившие в конце октября сведения в адрес представителей в Объединённой контрольной комиссии о том, что молдавская полиция располагает оперативной информацией об акциях и провокациях, планируемых в отношении военнослужащих миротворческих сил и сотрудников правоохранительных органов сторон в Зоне безопасности. Речь шла также об угрозе служебным зданиям, транспортным средствам, находящимся в их пользовании, в том числе и на постах Совместных миротворческих сил. В свою очередь приднестровская сторона потребовала разъяснений, но молдавская делегация, заявив, что провокаций со своей стороны не планирует, отказалась обсуждать вопрос в рамках открытой повестки заседания ОКК. Руководитель приднестровской делегации в ОКК Олег Беляков в этой связи заявил следующее: «Вероятно, РМ преследует цель запугать приднестровскую сторону, Российскую Федерацию, Украину и миссию ОБСЕ. Из каких соображений исходит молдавская сторона, когда апеллирует такими документами в рамках ОКК? Мы можем расценивать этот документ как провокацию»[11].

Особенно много вопросов вызывает позиция ОБСЕ, наблюдатели которой входят в состав ОКК. Можно предположить, что игнорирование ОКК ОБСЕ является результатом согласованных действий украинской и молдавской сторон с миссией ОБСЕ в регионе. Что касается международной гражданской миссии, которая, по мнению официального Кишинева, должна прийти на смену российским миротворцам, она должна будет функционировать под эгидой ОБСЕ. Это объясняет поведение миссии ОБСЕ по отношению к ОКК и его можно квалифицировать как отсутствие нейтралитета со стороны Организации. В свою очередь, Приднестровье и Россия считают попытки Украины и Молдовы «выдавить» российских миротворцев из региона как недружественные акции, подрывающие устои миротворческой операции, уникальной по своему характеру и одной из самых результативных в мире.

Наряду с действиями по установлению экономической блокады Приднестровья (с 2006 г.), Киев стал активно предпринимать усилия по установлению военно-политической блокады ПМР. Именно таким образом в Тирасполе и Москве раценивают меры Киева по препятствованию снабжения российских миротворцев и ОГРВ и угрозы, звучащие в адрес ПМР от отдельных украинских лидеров. Относительно возможного силового сценария Россия устами спецпредставителя президента РФ по Приднестровью Дмитрия Рогозина заявила, что, принимая во внимание ту политику, которую демонстрирует Киев по отношению к непризнанной республике, Россия «отреагирует, если нависнет угроза физического насилия над соотечественниками»; Россия применит «весь арсенал средств политического, дипломатического, экономического, а если понадобится, и силового воздействия на любого агрессора»[12]. Часть экспертного сообщества также придерживается той точки зрения, что Россия не уйдет из региона. Так, первый вице-президент Академии геополитических проблем Константин Сивков полагает, что «некоторый риск того, что под давлением Запада мы выведем оттуда миротворцев, существует, но даже исходя из интересов внутриполитической стабильности в России, ждать в ближайшие годы вывода нашего контингента не стоит»[13].

Российские официальные лица заявляют, что действия Украины никак не повлияют на плановую деятельность российских ОГРВ и миротворцев в Приднестровье[14]. А в случае необходимости будут использованы другие, в том числе воздушные каналы снабжения российской группировки (на территории ПМР близ Тирасполя находится военный аэродром, способный принимать практически все типы современных военно-транспортных самолетов[15]. Однако политическая риторика официального Кишинева позволяет предположить, что Молдова не даст разрешения России пользоваться своим воздушным пространством для переброски военных грузов. Т.е. речь идет о том, что российскому руководству, возможно, придется принимать одностороннее решение об обеспечении транспортной связи способом «воздушного моста». Но поскольку Украина, как считают в Киеве, находится в состоянии войны с Россией, то нельзя исключать провокационных действий с ее стороны и в отношении воздушных средств доставки российских грузов[16]. Таким образом, варианты снабжения российской ОГРВ и миротворцев в Приднестровье, не говоря уже о возможности выживания в такой ситуации ПМР, выглядят весьма проблематичными[17].

Часть российских специалистов полагают, что Приднестровье в случае обострения ситуации в регионе в состоянии обеспечить свою безопасность. Так, военный эксперт Е. Крутиков считает, что российский контингент выполняет в Приднестровье лишь политическую функцию, фактом своего присутствия демонстрируя моральную поддержку Москвой Тирасполя; приднестровский же контингент превосходит молдавский и имеет под руками большое количества оружия. Что касается российских сил в Приднестровье, эксперт полагает, что группировка «практически лишена возможности снабжения в ходе регионального конфликта, в том числе и по воздуху, поскольку Украина почти наверняка не допустит транзита вооружения через свое воздушное пространство. База лишена поддержки современной ПВО и, как это ни парадоксально, способна к самостоятельному выживанию только в случае проведения вооруженными силами Приднестровья успешной кратковременной контрнаступательной операции»[18]. Аналогичной точки зрения придерживается действительный государственный советник РФ 1-го класса Модест Колеров, подчеркивая, что «пока наши миротворцы существуют в Приднестровье в сокращенном составе, они не готовы отразить нарастающую военную угрозу со стороны Молдавии»[19].

Как бы то ни было, для наблюдателей очевидно, что Россия в рамках приднестровской проблематики практически не располагает инструментами влияния на Киев. Выборы в Молдове, по прогнозам аналитиков, ничего хорошего для России также не принесут – страна, судя по всему, продолжит свое движение в сторону Румынии и ЕС, наращивая антироссийскую риторику. И хотя в отношениях с Молдовой имеющийся инструментарий воздействия далеко не исчерпан, есть опасения, что вряд ли Москва будет его применять. Поэтому России придется прибегать к весьма экстравагантным вариантам решения проблемы сохранения российского военного присутствия в Приднестровье хотя бы на тот период, пока это нужно самому Приднестровью И здесь на первый план выходит необходимость корректировки стратегии России в регионе, перевооружение российской группировки и создание устойчивых каналов/источников ее снабжения.

 


[1] Приднестровская таможня сообщает о задержке шрузов на Украине (03.11.2014).

[2] В Кишеневе предлагают присоединить Молдавию к Румынии без ПМР (02.11.2014).

[3] Молдавия считает свой нейтралитет затратным // Независимая газета. 22 июля 2011.

[4] Молдавия с трибуны ГА ООН призвала Россию вывести миротворцев из Приднестровья (03.10.2014).

[5] Россия осуждает любые попытки выдавливания из Приднестровья миротворцев // Российская газета. 4 августа 2014.

[6] Источник: Украина намерена добиваться ухода российских миротворцев из Приднестровья (02.10.2014).

[7] Россия фактически является единственным объективным гарантом мира и стабильности в Приднестровье (03.10.2014).

[8] Там же.

[9] Регламент Объединенной контрольной комиссии (02.10.2014).

[10] От добра добра не ищут, или Приднестровье как уникальный опыт современного миротворчества Российской Федерации (01.11.2014).

[11] Приднестровская сторона считает, что информация об угрозе миротворческой операции может носить провокационный характер (01.11.2014).

[12] Российских военных в Приднестровье взяли в кольцо // Независимая газета. 9 апреля 2014.

[13] Цит. по: Если завтра война (12.09.2014).

[14] См. Дмитрий Рогозин: Россия не допустит войны в Приднестровье (03.10.2014).

[15] См. Разработаны «Наставления по технической эксплуатации и ремонту авиационной техники в гражданской авиации ПМР“ (03.11.2014).

[16] Российская отворческая операция России под угрозой (02.11.2014).

[17] Киев шантажирует Москву Приднестровьем // (25.09.2014).

[18] Цит. по: Если завтра война (12.09.2014).

[19] Цит. по: Там же.

Тэги: миротворческий контингент, Молдавия, парламентские выборы, Приднестровский конфликт, Приднестровье, Россия, Румыния, Украина

Опубликовано: 07.11.2014 Просмотров: 3861 Вернуться к публикациям

Ваши отзывы (0):
 
Вы можете оставить отзыв о статье:
Ваше имя:
Ваш отзыв:
Публикации


Цитаты

“США, Британия и Германия при выводе своих контингентов из Афганистана оставят значительную часть военной техники в соседних республиках, через которые протянутся маршруты отступления. Министр обороны Великобритании Филипп Хаммонд, который рассказал о планах продажи Узбекистану военного оборудования и бронетехники по льготным ценам в обмен на предоставление британцам зеленого света по пути домой из Афганистана через Хайратон и Термез.”

Ссылка на полную публикацию