Центр исследований
кризисных ситуаций
Формирование нефтегазового комплекса на территории Республики Судан и Южного Судана в условиях кризисной ситуации
Скобелина, доктор технических наук, профессор
В.П. Скобелина, доктор технических наук, профессор И.С. Андриевская, кандидат экономических наук
Национальный Минерально-Сырьевой Университет «Горный»

 

В настоящее время все большее и большее внимание мирового сообщества привлекает к себе Африканский континент, как территория богатая минеральными ресурсами и с удобным географическим расположением с точки зрения их транспортировки крупнейшим потребителям.

Среди известных полезных ископаемых, добываемых в Африке, наибольший интерес в свете развития геополитической ситуации в Мире, наравне с золотом, занимает углеводородное сырье. На данный момент разведанные запасы нефти в Африке составляют 7,4% от мировых (что превосходит запасы Каспийского региона, а глубоководные запасы превышают запасы шельфа Северного моря), и 12% от мирового объема добычи. В Африке сосредоточено 7% мирового запаса природного газа и 4% его мировой добычи. При этом по оценкам экспертов Африканского союза разведано не более 20% от реальных запасов углеводородов.  По оценкам экспертов Stark Project Group за период 2010-2030 гг. в странах Африки ожидается рост добычи нефти с 580 млн. т примерно до 680 млн. т.

Центр исследований кризисных ситуаций, Crisis Situations Research Centre

Рис. 1. Динамика объемов добычи нефти с 1911 г. и прогнозные перспективы до 2030 г.

Африку можно назвать перспективной территорией для диверсификации источников нефти и иностранного инвестирования в нефтебизнес, но отнюдь не привлекательной на данный момент: политическая ситуация и условия гражданских войн прямым образом влияют на добычу: в меньшей степени, если речь идет о шельфе; на суше риски приостановления и прекращения добычи гораздо выше. В свою очередь добыча нефти даже в условиях военного режима необходима африканским государствам с целью привлечения иностранных инвестиций, инженерного опыта и возможности поставок военного оружия. Таким образом, в условиях военных конфликтов компании-нефтедобытчики должны функционировать, будучи готовыми к определенным потерям и при проведении определенного внешнеполитического курса их стран по отношению к стране/региону их присутствия на Африканском континенте. В зависимости от выбранного внешнеполитического курса страны-нефтедобытчика военный риск может снижаться или увеличиваться. Также имеет значение объемы запасов углеводородов, на которые претендуют те или иные компании, чтобы оправдать поддержание своей концессии в военной зоне.

 

Рис. 2. Основные африканские страны-нефтедобытчики Африки

 

Рис. 2. Основные африканские страны-нефтедобытчики Африки

Анализ показателей добычи и экспорта нефти ведущими иностранными компаниями позволяет сделать вывод, что на Африканском континенте созданы условия для привлечения иностранных инвесторов определенного ряда стран и присвоения природных богатств, в силу недееспособности местных властей и промышленников активировать дорогостоящие проекты по разведке и отработке месторождений углеводородного сырья. Примечателен тот факт, что основным игроком на нефтяном рынке Африки и ведущим нефтедобытчиком в последние годы становится Китай.

Экономическая экспансия Китая в Африку совпадает с началом китайского промышленного бума (1971 г.), когда встал вопрос о гарантированном обеспечении поставок нефти как одного из главных приоритетов национальной безопасности. Внешнеэкономический курс Китая коренным образом отличается от прозападного. Капитал и компании являются  государственными, соответственно, китайским компаниям гарантирована всесторонняя политическая и экономическая поддержка, а также создание, по мере возможности, благоприятного политического климата на территории стран их присутствия. В 2010 г. на 5-м Форуме Китайско-Африканского Сотрудничества Пекин озвучил общую сумму китайских инвестиций на тот момент – 101 млрд. долларов. Стоит отметить тот факт, что Китай даже готов страховать геологические риски, с целью продвижения китайской промышленной экспансии вглубь континента. Помимо обеспечения энергоресурсами, Китай преследует также и другие цели: обеспечение экономической безопасности их страны, получение доходов от открытия новых рынков сбыта китайской продукции. При этом расширению китайской сферы влияния в Мире через африканские страны способствует ряд этнических особенностей самих китайцев: они не ассимилируются с местным населением (не только на физическом, но и в религиозном, языковом и культурном уровне), у каждого из них в Китае остаются многочисленные родственники, идеологические принципы, закладываемые с детства. При этом политика Китая  в африканских странах носит лояльный характер к режимам, в отличие, к примеру, от директивной политика США, что облегчает развитие политических и экономических отношений.

Последнее десятилетие особенно активно проводилась китаизация новых районов нефтедобычи Африки, а именно таких государств как Чад и Судан. Последний за непродолжительное время вышел на второе место по значимости среди африканских поставщиков нефти Китаю. Особенно этому процессу способствует тот факт, что из Судана в свое время начали уходить западные инвесторы, сделав ставку на южные территории. Сейчас нефтяная промышленность Судана развивается благодаря Китаю, Индии и Малайзии. С помощью Китая Судан превратился из импортера нефти в страну, экспортирующую нефть, с собственной нефтяной промышленностью. В Китай идут от 50 до 60% суданской нефти, которая удовлетворяет 9% потребностей Пекина, и этот процент с годами будет только увеличиваться, т.к. Судан входит в четверку лидеров (Ливия, Нигерия, Алжир, Судан) по доказанным запасам нефти на континенте (90% всех запасов сосредоточено именно в этих странах). В целом африканская нефть обеспечивает 30% китайского нефтяного импорта, более 20% данного вида сырья приходится на Гвинейский залив и Судан. США также заинтересованы как в суданской нефти (Южный Судан), так и в отношениях с Республикой Судан. Африканская нефть в целом имеет ряд преимуществ по сравнению с нефтью Ближнего Востока. Во-первых, она имеет достаточно высокое качество, что облегчает процесс ее переработки. Во-вторых, нефтяные пласты залегают в глубоководных районах, даже во время войны и конфликтов ее можно доставлять из Судана танкерами и перевозить в порт Судана, и в течение пятнадцати-двадцати дней доставить в порты США, что гораздо быстрее по сравнению с доставкой ближневосточной и каспийской нефти. Поэтому, несмотря на введенное Вашингтоном в отношении Республики Судан торгово-экономическое эмбарго, с 1999 г. в Судан начали экспансию американские нефтекомпании. Это процесс происходил на фоне принятия в 2000 г. Закона (Акта) об экономическом росте и торговых возможностях в странах Африки (Закон АГОА), который впервые в истории американо-африканских отношений создал ряд экономических и правовых условий для облегчения экспансии американских интересов на континенте, но не в Судане. Благодаря АГОА США оказались единственной страной западного мира, которая ежегодно увеличивала импорт товаров из стран Африки в среднем на 12,16% (период анализа 1997-2012 гг.). Причем активный рост показателя импорта зафиксирован в период с 2000 г. по 2008 г. (средний темп роста 17,04%). Более 80% импорта приходится на сырую нефть, остальные 20% -  различные виды промышленного сырья, в том числе кобальт, хром, марганец, металлы платиновой группы, технические алмазы, цинк, свинец, титан, уран, бокситы, а также продукцию сельского хозяйства. Средний темп роста экспорта США в страны Африки (продукция с высокой добавленной стоимостью: двигатели, комплектующие, нефтепродукты, оборудование и электроника) за период 1997-2012 гг. составил 7,3% (рис. 3).

 

Центр исследований кризисных ситуаций, Crisis Situations Research Centre
 

Рис. 3.  Объем экспорта и импорта США из африканских стран в период 1997-2012 гг., млн. долл.[1]



[1] Информация U.S. Department of Commerce

 

В настоящее время в Судане добывается более 90 тыс. баррелей нефти в день. В планах Хартума — уже в будущем году выйти на уровень порядка 180 тыс. баррелей за сутки. По некоторым оценкам, Судан обладает запасами нефти (оценено всего около 20% суданских нефтяных месторождений[2]), близкими по объемам к резервам Саудовской Аравии. На территории Судана и Южного Судана отрабатываются и разведаны две группы месторождений – Мунга и Большой Хеглик.

Мунга (Munga) - нефтяное месторождение на юге Судана, открыто в 2001 году, начальные запасы нефти С1 и С2 оценивается в 50 млн. т. Оператором месторождения является совместная компания Greater Nile Petroleum Operating Company, туда входит китайская нефтяная компания CNPC (41%), малайзийская нефтяная компания Petronas (35%), китайская нефтяная компания Sinopec (6%), суданская нефтяная компания Sudapet (9%) и частное лицо аль-Тхани из ОАЭ (9%).

Большой Хеглиг (Grand Heglig) — группа нефтяных месторождений Судана и Южного Судана, которые расположены на границе между Республикой Судан и Южным Суданом. Начальные запасы нефти всей группы Большой Хеглиг оцениваются в 500 млн. т., что соответствует месторождению-гиганту. В группу Большой Хеглиг входит несколько нефтяных месторождений: Бакри, Хамра, Хеглик, Канга, Лалоба, Рихан, Тома и Бамбу. Почти все из перечисленных расположены в Республике Судан, кроме последнего — Бамбу расположено в Южным Судане. В настоящее время существует магистральный нефтепровод (рис. 4) — от месторождений к нефтеперерабатывающему заводу близ Хартума (Ал-Джейли), а дальше в Порт-Судан. Оператором месторождения является совместная компания Greater Nile Petroleum Operating Company. Добыча нефти в 2009 году составила 2,5 млн. тонн в год.



[2]По информации, полученной от председателя Российско-суданского делового совета при Торгово-промышленной палате Николая Эверстова.

 

Рис. 4. Инфраструктура и объекты нефтедобычи в Республике Судан и Южном Судане

Рис. 4. Инфраструктура и объекты нефтедобычи в Республике Судан и Южном Судане

 

Добыча на месторождениях Мунга и Большой Хеглик ведется по блокам, распределенным между компаниями консорциума следующим образом (рис. 3): Блок 1 (Unity) - Greater Nille Petroleum Company (совместная компания), Блок 2 (Heglig) Talisman Energy Inc. (Канада), Блок 4 (Kaikang) - Petronas Carigall (Малайзия), Sudapet (Судан) and China National Petrolium Corporation (Китай); отдельно отрабатываются Блок 3 (Adar) - Gulf Petroleum Corporation (Катар) и Блок 7 (Melut) - Sudapet (Судан) and China National Petroleum Corporation (Китай); 5 (Central) – Total (Франция), Блоки 5A и 5В Lundin Oil AB/ International Petroleum Corporation (INC) (Швеция), Petronas Carigali (Малайзия), OMV Sudan Exploration GmbH (Австрия) and Sudapet (Судан), 6 Блок – CNPC (Китай).

В Судане, как и в других странах, где  происходит процесс проникновения Китая, последний практикует организацию совместных предприятий с государственными нефтяными компаниями, а именно с компанией Sudapet. Компании, вошедшие в суданский нефтяной консорциум Greater Nile Oil Petroleum Company (GNOPC), имеют следующее долевое участие: Chinese National Petroleum Corporation (CNPC) - 40%, Petronas - 30%, State Petroleum (Talisman) - 25%, Sudapet (суданское правительство) - 5%. По оценкам Oil & Gas Journal, CNPC является четвертым в Мире производителем нефти (3 млн.б/д), имеет концессии в Казахстане, Венесуэле, Перу, Иране и Ираке, Petronas - на 22-м (700 тыс.б/д) - работает на Филиппинах, в Сирии, Вьетнаме, Иране, Алжире и Туркменистане. Зона действия концессионного соглашения, расположенная в 450 км юго-западнее Хартума, составляет 12,2 млн. акров и состоит из 3-х основных блоков: Юнити, Хеглик и Кайканг. Разведанные запасы на этих полях составляют порядка 550-800 млн. барр. при общих запасах нефти в Мугладском бассейне, по информации канадской нефтегазодобывающей компании Talisman Energy Inc., от 8,5 млрд. барр. до 12,5 млрд. барр. Основной целью консорциума является создание единого комплекса по добыче, транспортировке, переработке и экспорту суданской нефти.

13 января 2011 году в Судане прошел референдум, на котором большинство высказалось в пользу провозглашения Юга страны независимым государством. Этноконфессиональный конфликт в Судане имеет долгую историю. Граница между землями, населенными, с одной стороны, преимущественно арабами, а с другой – племенными объединениями чёрных африканцев, кое-где поверхностно христианизированными усилиями западноевропейских миссионеров, достаточно четко делит современный Судан на две части. Не только в ландшафтном, но также и в этническом, конфессиональном, политическом отношении эта граница воспроизводилась на разных этапах истории самого большого государства Африки. В колониальный период изоляция Южного Судана от мусульманских северных и центральных районов страны стала официальной политикой англичан, усиливших существующие здесь противоречия.

Судан до поры до времени был единственной в мире крупной нефтедобывающей страной, экспортировавшей сырье в Китай, Индию и Малайзию, а не в США, Европу или Японию. Поэтому, если перед референдумом о разделе Судана, Хартуму было важно продемонстрировать добрую волю и ослабить международную изоляцию страны, то для США приоритетом является ослабление Хартума, рассматриваемого как «проводника идей радикального исламизма в Африке», и облегчение доступа к энергетическим ресурсам континента. В Вашингтоне подчеркивают, что страны Африки южнее Сахары богаты людскими и природными ресурсами регион, а континент в целом обладает колоссальным экономическим потенциалом и имеет стратегически важное значение для США. С этой целью созданное в 2007 г. Шестое региональное боевое командование ВС США – АФРИКОМ (United States Africa Command), в течение первого года действовало в составе ЕВРОКОМ, а в октябре 2008 г. получило полную функциональную и административную самостоятельность в защите экономических интересов на континенте. Одной из главных задач, поставленных перед АФРИКОМ, является охрана и контроль залежей природных ископаемых на континенте, а также путей их транспортировки. Эта акция «совпала» с периодом резкого роста китайского импорта африканской нефти. По оценкам разведывательного сообщества США, к 2015 доля американского импорта нефти из Африки достигнет 25%. Исходя из этих соображений, и было рекомендовано выделить эту зону ответственности - первоначально, однако, предлагалось создать региональное командование лишь для района Гвинейского залива.

В течение двух десятилетий США оказывали и косвенную, и прямую вооруженную поддержку сепаратистскому движению на юге Судана, стратегически важном с точки зрения контроля над месторождениями и транспортировкой африканской нефти. Состоявшийся референдум о разделе Судана, на который, не видя другого выхода, согласился Хартум, – ещё один этап той же самой политики.

Готовясь к тому, чтобы исход референдума не сказался на его нефтяных интересах вопреки желаниям США, Китай ведет переговоры, которые должны позволить ему и в дальнейшем экспортировать нефть из Южного Судана. Этому процессу способствуют покупка и эксплуатация долгосрочных концессий при поддержке военных сил Судана и подписание долгосрочных соглашений с продуманными политическими и финансовыми стимулами для принимающей стороны.  Таким образом, транспортировка нефти совершается по построенным, эксплуатируемым и контролируемым китайцами трубопроводам, далее нефть отгружается на китайские суда. В портах следования нефтяных танкеров организованы китайские перевалочные базы.

События последних двух лет не могут не оказать негативного влияния на активность нефтедобывающих компаний в Южном Судане и ее транспортировки через негативно настроенный Судан. Учитывая территориальную особенность расположения основных районов нефтедобычи и инфраструктуры после референдума, к этому процессу есть ряд сложностей. Большая часть инфраструктуры осталась на территории Южного Судана, в то время как трубопроводы и нефтеперерабатывающие предприятия отошли к  Республике Судан, т.к. граница между двумя новыми независимыми государствами прошла по территории месторождений Большого Хеглика, разделив его на две части.

Если говорить об отношении к отделению Южного Судана как самостоятельного государства, то очевидно, что Пекин попытается укрепить влияние не только в Хартуме, но и в Джубе, в то время как США на руку данный конфликт, как возможность обоснованного военного присутствия американских сил в этом регионе. Основной спор намечается за богатую нефтью провинцию Абъей – этноконфессионально смешанный район, северная часть которого содержит основные перспективные месторождения суданской нефти. Этот район, скорее всего, станет объектом острого соперничества между Вашингтоном, Парижем и Пекином. Помимо нефти там залегают запасы природного газа, полиметаллических руд (железо, медь, хром, цинк, вольфрам, серебро, золото) и даже урана, остродефицитных для США и полностью импортируемых полезных ископаемых.

Также одной из причин суданского обострения может стать найденная недавно нефть в соседней Кении. Дело в том, что открытые месторождения вернули актуальность проекту строительства трансафриканского нефтепровода из Камеруна в Кению. Данный нефтепровод не будет пролегать по территории Судана и лишит его доходов от транзита нефти из Южного Судана, которая полностью уйдет по «камерунскому маршруту». У США на этот счет есть свои вполне определенные планы открыть крупнейшую в Африке военную базу на территории Южного Судана для охраны нового нефтепровода. В строительстве магистрального трубопровода из Судана в Кению также заинтересованы индийцы в лице компании ONGC Videsh (управляет веткой продуктопровода от ал-Джейли к Порт-Судану). Такой трубопровод позволит обеспечить альтернативный GNPOC выход суданской нефти на мировой рынок, через страну, традиционно близкую Индии экономически и политически.

На данный момент правительство США продолжает действовать директивными методами и даже  разработало федеральный закон, запрещающий американским компаниям временно вести нефтедобычу на территории Судана (объяснив это вопиющими нарушениями прав человека, связанных с геноцидом в Дарфуре). На основании этого закона стало возможным открытие ряда уголовных дел, одно из которых в отношении компании Caratube Internationa Oil Company (CIOC), которая официально даже не является полностью американской (ряд ее учредителей имеют среди прочих американское гражданство) и зарегистрирована в Нидерландах на средства канадской компании Aurado Energy Inc. (основной компании-нефтедобытчика в Казахстане). По сути, посредством компании CIOC компания Aurado Energy Inc. в настоящее реализует свои интересы на территории Судана, будучи последовательницей других канадских нефтедобытчиков в этом регионе, таких как пакистано-канадской компании State Petroleum (месторождения в Мугладском бассейне), канадской компании Arakis Energy, которая была перекуплена крупной канадской компанией Talisman Energy, часть учредителей которых – одни и те же лица.

Хотя США не столь сильно, как Европа, завязаны на поставки африканского энергетического сырья, существующий уровень зависимости все же весьма высок. Однако по пяти видам неэнергетического сырья, по которым на страны Африки приходится от 60 до 100% американского импорта, зависимость промышленности и даже оборонной мощи США критическая. Это в основном первичное сырье для производства стратегических редких и редкоземельных металлов, а также хрома, марганца, платины, кобальта. Эти обстоятельства объясняют причины «озабоченности США проблемой прав человека» в Судане и стремление заменить лидера, естественно, «демократическим путем», на более лояльного Западу. Что примечательно, американская консалтинговая группа International Crisis Group в своих отчетах и рекомендациях по внешнеэкономической деятельности Судана ориентирует последнего на регулирование отношений с Китаем в нефтегазовом секторе таким образом, чтобы не нанести ущерб развитию политических и экономических отношений с другими странами. Также среди рекомендаций отмечается необходимость формирования списка приоритетных проектов для Пекина на основе оценки текущих финансовых кризисов и прогноза доходов от продажи нефти, а также проведение сравнительного анализа преимуществ участия китайских компаний по сравнению с компаниями из других стран.

Помимо факта гражданской войны, напряженных отношений ЕС, США и Китая, на территории Судана и Южного Судана также сталкиваются интересы Израиля, Ирана и Палестины, что приводит к авиаударам, чаще всего по объектам добычи нефти и инфраструктуры ее транспортировки и переработки. По информации 2009 г., опубликованной из источников Госдепартамента США, Судан тайно переправлял иранское оружие движению ХАМАС в секторе Газа. Это не первая провокация военных действий со стороны США. В 1998 г. США совершили ракетное нападение на фармацевтический завод в Хартуме, утверждая, что он производил химическое оружие, что впоследствии не подтвердилось. В декабре 2012 г. Президент Судана Омар аль-Башир, по некоторым данным, разрешил строительство иранской военной базы на территории страны. Судан занял активную антиамериканскую, а следовательно и антиизраильскую позицию. Кроме того, правительство Судана подорвало позиции Братьев-мусульман в стране, арестовав ключевых фигур этой организации. Размещение в Судане иранских военных баз, которые могут служить, в том числе, и для перехвата незаконных вторжений израильской авиации, является вполне закономерным и разумным шагом.

Такое положение дел в стране, где нефтегазовый комплекс только начинает развиваться, не может способствовать привлечению иностранного капитала определенного ряда стран и служит препятствием к разведке и освоению месторождений углеводородов в целом. Таким образом, стоит предполагать, что, в конце концов, на поле «большой игры» за нефть Судана останутся только самые крупные игроки: США и Китай, собственно способные финансировать эту игру. Не исключено, что Дарфур вскоре станет главным полем битвы между двумя гигантами за нефть, а Судан войдет в категорию стран, которым грозит «арабская революция».

 

Список литературы:

  1. Волков К., Андреев А. Судан предлагает России нефть и золото // 06.12.2012. URL: http:// izvestia.ru/news/541046#comments#ixzz2LLZ8UQ3R;
  2. Костелянец С.В. Борьба за ресурсы Африки // 12.02.2012. -  ВОПРОСИК. – URL: http://voprosik.net/borba-za-resursy-afriki/;
  3. Манойло А.В. Кто стоит за Гражданской войной в Южном Судане 22.02.2013 // URL http://mir-politika.ru/221-kto-stoit-za-grazhdanskoy-voynoy-v-yuzhnom-sudane.html;
  4. Дарфурский кризис и проблемы безопасности в Судане // Журнал «Экспорт вооружения»/ - URL: http://www.cast.ru/journal/2004/darf2004-4/?form=print;
  5. Иран построит военные базы в Судане 14.12.2012 // Голос России. – URL: http://telegrafist.org/2012/12/14/28819/;
  6. Горная энциклопедия URL: http://mining-enc.ru;
  7. Добыча и потребление нефти. Запасы нефти до 2030 года // URL:  http://starkproject.com/oil-and-gas/booty-of-oil-and-gas/1963-dobycha-i-potreblenie-nefti-zapasy-nefti-i-prognozy-na-do-2030-goda.html;
  8. Китайские инвестиции в Африке URL: http://blogstocks.ru/blog/4382.html;
  9. China’s New Courtship in South Sudan//Africa Report N°186 4 Apr 2012 URL: http://crisisgroup.org;
  10. South Sudan: Compounding Instability in Unity State//Africa Report N°179 17 Oct 2011 // URL: http://crisisgroup.org;
  11. Chinese Investments in Africa Aug 7, 2012 | 1928 GMT // URL:http://www.stratfor.com/sample/image/chinese-investments-africa;
  12. Sudan, South Sudan: Oil Agreement Reached Aug 4, 2012 | 1108 GMT // URL: http://www.stratfor.com/sample/situation-report/sudan-south-sudan-oil-agreement-reached;
  13. Seeing Libya’s future in Darfur’s past // URL: http://peripheralrevision.wordpress.com.
  14.  The Economic Census – U.S. Department of Commerce// URL: http://www.census.gov/foreign-trade/balance/c0013.html

Тэги: Андриевская, нефтедобыча, Республика Судан, Скобелина, углеводороды, Южный Судан

Опубликовано: 27.02.2013 Просмотров: 21202 Вернуться к публикациям

Ваши отзывы (0):
 
Вы можете оставить отзыв о статье:
Ваше имя:
Ваш отзыв:
Публикации


Цитаты

“По мнению многих членов экспертного сообщества не только в России, но и в других странах, включая США и ЕС, последствия украинских событий практически для всех могут быть катастрофическими – в меньшей степени для США, в более серьезной - для России, но прежде всего, для европейского сообщества, которое может просто рассыпаться, потому что рано или поздно, те, кому придется платить за т.н. «управляемый хаос», могут с полным основанием спросить с главных организаторов. Противоречия между странами ЕС могут достичь критического порога.”

Ссылка на полную публикацию