Центр исследований
кризисных ситуаций
«Исламское государство» в Афганистане?!

Едва в мировых СМИ появились первые сообщения об «Исламском государстве Ирака и Леванта» у некоторых аналитиков возникло весьма обоснованное предположение, что рано или поздно эта террористическая организация попытается использовать потенциал афганских талибов в своих целях. Как свидетельствует поступающая в последние месяцы информация, такие предположения оправдываются.

В январе 2015 года командующий «Международными силами содействия безопасности» Исламской Республики Афганистан (ИРА) американский генерал Джон Кэмпбелл заявил, что на территории страны осуществляется вербовка боевиков в ряды террористической группировки «Исламское государство» («ИГ»). Где эти боевики намереваются воевать, он не уточнил. Нужно полагать, что Кэмпбелл опирался на достоверные данные разведывательного сообщества США. Чуть позже на Мюнхенской конференции, посвященной вопросам безопасности, выступил нынешний президент Афганистана Ашраф Гани, который, скорее всего, опираясь на данные того же разведывательного сообщества, выразил беспокойство по поводу быстрого распространения влияния «ИГ» в Афганистане.

Опасения президента ИРА и американского генерала относительно проникновения «ИГ» в Афганистан становятся более понятными после того, как руководители «ИГ» объявили о планах создания в составе своего всемирного халифата «эмирата Хорасан», в который должны войти Афганистан, Пакистан, некоторые районы Индии и Бангладеш.

В начале апреля с.г. представителям телеканала «CNN» удалось запечатлеть боевиков «ИГ» в «долине к югу от Кабула». Фотография впечатляет. На ней изображены крепкие парни в «фирменных» масках, с белыми повязками на головах, с автоматами в руках. Среди них фигурирует афганец в традиционной пуштунской одежде, без оружия. Кто он? Статист в по-голливудски поставленном шоу, предназначенном показать, что «ИГ» уже присутствует в Афганистане? Очередная жертва «игиловцев»? Или проводник, указывающий дорогу бандитам к очередному «объекту террора»? А может быть это один из плененных боевиков движения «Талибан»? Ведь недавно некоторые российские СМИ со ссылкой на информационное агентство «Хаама пресс» опубликовали «горячую новость» будто афганские талибы и представители «ИГ» объявили священную войну (джехад) друг против друга. На эту новость с немалой долей злорадства откликнулись некоторые пользователи интернета. Мол, «дайте им больше патронов и пусть они разберутся между собой; и лучше, если на лужайке возле Белого Дома»!

Поводом для конфликта между организацией «Талибан» и «ИГ» якобы послужили оскорбительные высказывания руководителя «ИГ» Абу Бакра аль-Багдади в адрес лидера движения «Талибан» Мохаммада Омара. Приводятся данные, будто Багдади назвал Омара «деревенским муллой, пребывающим в состоянии невежества, свойственного неверным» (джахилийя).

Надо сказать, что сообщение о вражде между «игиловцами» и талибами дается со ссылкой лишь на заявление одного источника – начальника полиции афганской провинции Гильменд Наби Джана Муллахеля.

Кто знает этого Наби Джана Муллахеля? Мало ли что он мог сказать невзначай, ради «красного словца», или ради достижения каких-то нам неизвестных целей? Конечно, также можно было бы не доверять фотографии, опубликованной агентством CNN. Однако… если бы информация о присутствии «игиловцев» в ИРА не соответствовала прогнозным ожиданиям аналитиков.

Сомнений нет. Боевики «ИГ» уже давно находятся в Афганистане. Задолго до январского заявления американского генерала Джона Кэмпбелла.

Но что же это за боевики? Как они проникли на территорию страны? Неужели толпы вооруженных сирийских, иракских, ливийских арабов и маргиналов из Европы, воюющих за утопическую и радикальную идею возрождения, как бы справедливого исламского общества, нарушив границу страны, вторглись на территорию Афганистана? Похоже, нет. Такого вторжения пока никто не наблюдал.

Нынешние боевики «ИГ» в Афганистане – это, в основном, бывшие талибы.

Еще в 2004 году российский востоковед Р. Сикоев в своей книге «Талибы» отмечал, что «в рядах талибов было немало последователей ваххабизма, в основном из числа выпускников медресе, в которых преподавателями были улемы из Саудовской Аравии. Именно это молодое поколение радикалов выступало против «поколения старых мулл», что привело к возникновению в руководстве движения «Талибан» двух антагонистических крыльев: «умеренных-традиционалистов» и «экстремистов-ваххабитов».

Как только талибам-ваххабитам стало известно о возникновении «ИГ» – нового «центра силы» в радикальном исламском движении – они подались в Ирак и Сирию. Там они участвовали в боях, удостоились доверия руководителей «ИГ». В конце прошлого и в нынешнем году многие из них были направлены руководителями «ИГ», Афганистан. Для осуществления своей миссии они получили значительные суммы денег, им были делегированы значительные полномочия. С энтузиазмом они принялись за вербовку новых боевиков, за формирование вооруженных отрядов.

Появление на внутриполитической арене Афганистана боевиков «ИГ» определяет новый расклад сил в этой стране. С одной стороны это нынешнее проамериканское кабульское правительство во главе с Ашрафом Гани и Абдуллой Абдуллой, а с другой – теперь уже не одно, а два враждебных кабульскому режиму движения – «ортодоксальные» талибы, воюющие под руководством уже как бы много раз убитого, но постоянно воскресающего одноглазого муллы Мохаммада Омара и талибы-ваххабиты, действующие под «брендом» «ИГ».

«Ортадоксальная», группировка талибов, безусловно, опирается на идеи радикального ислама и средневековые представления о политической реальности. Это не только исламская, но и националистическая пуштунская группировка. Как я уже писал на страницах нашего сайта в статье «Афганистан 2014. Хаос управляемый или неуправляемый», эта группировка талибов не стремится распространять свое влияние за пределы своей «ойкумены», своего афганского, пуштунского мира. Следовательно, она представляет весьма ограниченную опасность с точки зрения распространения исламского радикализма на север от нынешних северных границ Афганистана.

Часть талибов-ваххабитов, примкнувших к «ИГ» – это исламские интернационалисты. Их интересует не только Афганистан. Им нужна «мировая исламская революция». Они намного более чем «старые муллы», обеспечены деньгами, оружием и амуницией. За их спинами видна мощь таинственного «большого брата». У них есть возможность «покупать» не только полевых командиров организации «Талибан», но и вождей независимых племен, как в афганском Пуштунистане, так и на территории Пакистана. У них есть заслуживающая серьезного внимания поддержка не только в ряде провинций Афганистана, но и среди исламских радикалов Узбекистана и других республик бывшей советской Средней Азии. Ведь известно, что лидер «Исламского движения Узбекистана» Усмон Гази еще 6 октября 2014 года объявил о присоединении своей организации к «ИГ».

Между «ортодоксальными» талибами и бывшими талибами, примкнувшими к «ИГ», возможно, есть некоторые религиозные разногласия, которые могли бы стать предметом богословских споров. Однако не эти разногласия являются главной причиной взаимной вражды. Конфликт между бывшими соратниками объясняется целым рядом других причин.

Причина первая: «ортодоксальными» талибами Афганистан рассматривается как самостоятельное исламское государство, как суверенный эмират, как центр, вокруг которого должны группироваться другие радикальные мусульмане, а «игиловцами» – стране готовится участь провинции в составе эмирата Хорасан.

Причина вторая: «ортодоксальные» талибы, которые однажды уже были у власти, которые много лет ведут вооруженную борьбу с кабульским режимом, которые в этой борьбе понесли большие потери, памятуя о своих шахидах (героях, погибших за веру), не хотят, чтобы плодами их борьбы воспользовались другие.

Наверняка есть и третья, и четвертая и другие причины.

Насколько осуществимы планы «ИГ» в Афганистане?

Думается, что шансы этого движения пока не велики. Особенно в случае, если между «ортодоксальными» талибами и сторонниками «ИГ» начнутся реальные военные столкновения. Думается, что население ИРА, воспринимающее талибов как своих, как родных и по крови, и по облику, будет воспринимать «игиловцев» как иностранных (на этот раз арабских) интервентов.

Очень важна при этом позиция США. Как известно, американцы обещают оставить в Афганистане 9800 своих военнослужащих до конца нынешнего 2015 года. Они резервируют за собой 9 военных баз в этой стране. Нынешний президент Афганистана Ашраф Гани как то говорил, что, вывод войск США с афганской территории нужно «держать в уме», однако это не значит, что их (т.е. американские) войска обязательно будут полностью выведены. В зависимости от того как будет развиваться обстановка, возможно, в ближайшем будущем, придется не только сократить число американских военнослужащих, но и ввести в страну дополнительные вооруженные силы США.

Не исключено, что говоря о «развитии обстановки», Ашраф Гани имел в виду выход на поле «игры в Афганистан» нового игрока – движения «Исламское государство». 

Тэги: Афганистан, Ирак, Исламское государство, Талибан

Опубликовано: 29.04.2015 Просмотров: 892 Вернуться к публикациям

Ваши отзывы (0):
 
Вы можете оставить отзыв о статье:
Ваше имя:
Ваш отзыв:
Публикации


Цитаты

“В России трудится огромное количество мигрантов из Молдовы. В случае, если Россия предпримет меры по ограничению миграционных потоков из Молдовы, с одной стороны, это вызовет социальную напряженность в самой Молдове (а также известные экономические проблемы), с другой стороны, в условиях ограниченного количества рабочих мест в самой республике, массы мигрантов устремятся на просторы ЕС, переживающего не самые лучшие времена.”

Ссылка на полную публикацию