Центр исследований
кризисных ситуаций
Талибан и ДАИШ (ИГИЛ) - Возможен ли их союз или они все-таки враги?

А. Александров

Некоторое время назад, а именно осенью 2014 года, появилось достаточное количество публикаций, авторы которых в период наибольших успехов ИГИЛ предрекали объединение этих двух радикальных исламистских движений. Основывались они в основном на том, что, придя в Афганистан, ИГИЛ может привлечь в свои ряды наиболее радикальные элементы из числа боевиков Талибана. Его идея – создание обширного халифата с перспективой захватить весь мусульманский регион Ближнего Востока. Учитывая успехи ИГИЛ на территории Ирака и Сирии, где, собственно, и было создано это псевдогосударство, могло показаться, что для этого есть самые серьёзные основания. Воздушные удары Коалиционных сил во главе с США никакого зримого ущерба вооружённым формированиям ИГИЛ не нанесли, а подпитка материальными, финансовыми и человеческими ресурсами этих формирований шла непрерывно. Территория влияния постоянно расширялась (именно тогда ИГИЛ пришла в провинцию Кунар на восток ИРА)

Серьёзные же эксперты, хорошо знающие историю событий последних десятилетий на территории Афганистана, изначально выразили серьёзные сомнения, что объединение сил ИГИЛ и Талибана может произойти в реальной жизни.

Прежде всего они имели в виду, что вооружённые формирования ИГИЛ имеют полиэтнический генезис. Как в Вавилонской башне, произошло смешение выходцев из самых различных стран – Магриба, Египта, стран Персидского залива, Центральной Азии, России (Кавказа и других регионов). Афганистан же, а, следовательно, и сам Талибан, тоже является полиэтническим регионом, но проживающие там этносы сосуществуют друг с другом уже много веков; у каждого этноса (пуштуны, таджики, узбеки, хазарейцы, туркмены и др.) была своя коренная территория, там сложились свои исторические условия, своё существование, когда эти этносы либо объединялись, либо конфронтировали друг с другом. Но, тем не менее, характерно, что пришедшие в своё время в подразделение отрядов моджахедов арабы в относительно небольшом количестве практически там не «прижились» и, прежде всего, из-за различий в идеологии ислама. Хотя большую часть населения ИРА можно отнести к суннитам, но придерживаются они в основном суфийских форм ислама и не поддерживают салафитов, пришедших из Катара либо Саудовской Аравии, т.е. стран, которые оказывали финансовую и материальную поддержку моджахедам в период их борьбы с советскими войсками 79-89 гг. Был ряд и других противоречий, включая попытки арабов взять под контроль не только финансы и МТО, но и попытки их взять на себя руководство боевыми действиями.

Справедливость вышесказанного уже подтвердилась в 2015 году, поскольку стали приходить сообщения о многочисленных вооружённых стычках отрядов Талибана со сторонниками ИГИЛ. В последнее же время эта борьба приобрела особенно острый характер в связи с резким изменением ситуации в Сирии, поскольку руководство ИГИЛ не в состоянии оказать помощь своим сторонникам в Афганистане в борьбе с Талибаном в то время, когда из-за активных действий российской авиации, контрнаступления сирийских правительственных войск и формирования курдов у него практически такой возможности нет.

Как будут развиваться события дальше – сказать трудно, но, во всяком случае, перспектива у ИГИЛ для создания Халифата на Большом Ближнем Востоке оказалась под большим сомнением. И тем призрачнее возможность создания коалиции с Талибаном.

Тэги: Афганистан, Ближний Восток, ИГИЛ, Талибан

Опубликовано: 21.10.2015 Просмотров: 2178 Вернуться к публикациям

Ваши отзывы (0):
 
Вы можете оставить отзыв о статье:
Ваше имя:
Ваш отзыв:
Публикации


Цитаты

“Медресе и мактабы представляют собой достаточно централизованную, вполне управляемую, постоянно пополняемую социальную структуру, которую легко организовать на любые действия. Из этой среды можно черпать необходимые кадровые ресурсы, как для пополнения вооруженных отрядов, так и для формирования органов государственного управления в центре и на местах.”

Ссылка на полную публикацию