Центр исследований
кризисных ситуаций
Талибан и ДАИШ (ИГИЛ) - Возможен ли их союз или они все-таки враги?

А. Александров

Некоторое время назад, а именно осенью 2014 года, появилось достаточное количество публикаций, авторы которых в период наибольших успехов ИГИЛ предрекали объединение этих двух радикальных исламистских движений. Основывались они в основном на том, что, придя в Афганистан, ИГИЛ может привлечь в свои ряды наиболее радикальные элементы из числа боевиков Талибана. Его идея – создание обширного халифата с перспективой захватить весь мусульманский регион Ближнего Востока. Учитывая успехи ИГИЛ на территории Ирака и Сирии, где, собственно, и было создано это псевдогосударство, могло показаться, что для этого есть самые серьёзные основания. Воздушные удары Коалиционных сил во главе с США никакого зримого ущерба вооружённым формированиям ИГИЛ не нанесли, а подпитка материальными, финансовыми и человеческими ресурсами этих формирований шла непрерывно. Территория влияния постоянно расширялась (именно тогда ИГИЛ пришла в провинцию Кунар на восток ИРА)

Серьёзные же эксперты, хорошо знающие историю событий последних десятилетий на территории Афганистана, изначально выразили серьёзные сомнения, что объединение сил ИГИЛ и Талибана может произойти в реальной жизни.

Прежде всего они имели в виду, что вооружённые формирования ИГИЛ имеют полиэтнический генезис. Как в Вавилонской башне, произошло смешение выходцев из самых различных стран – Магриба, Египта, стран Персидского залива, Центральной Азии, России (Кавказа и других регионов). Афганистан же, а, следовательно, и сам Талибан, тоже является полиэтническим регионом, но проживающие там этносы сосуществуют друг с другом уже много веков; у каждого этноса (пуштуны, таджики, узбеки, хазарейцы, туркмены и др.) была своя коренная территория, там сложились свои исторические условия, своё существование, когда эти этносы либо объединялись, либо конфронтировали друг с другом. Но, тем не менее, характерно, что пришедшие в своё время в подразделение отрядов моджахедов арабы в относительно небольшом количестве практически там не «прижились» и, прежде всего, из-за различий в идеологии ислама. Хотя большую часть населения ИРА можно отнести к суннитам, но придерживаются они в основном суфийских форм ислама и не поддерживают салафитов, пришедших из Катара либо Саудовской Аравии, т.е. стран, которые оказывали финансовую и материальную поддержку моджахедам в период их борьбы с советскими войсками 79-89 гг. Был ряд и других противоречий, включая попытки арабов взять под контроль не только финансы и МТО, но и попытки их взять на себя руководство боевыми действиями.

Справедливость вышесказанного уже подтвердилась в 2015 году, поскольку стали приходить сообщения о многочисленных вооружённых стычках отрядов Талибана со сторонниками ИГИЛ. В последнее же время эта борьба приобрела особенно острый характер в связи с резким изменением ситуации в Сирии, поскольку руководство ИГИЛ не в состоянии оказать помощь своим сторонникам в Афганистане в борьбе с Талибаном в то время, когда из-за активных действий российской авиации, контрнаступления сирийских правительственных войск и формирования курдов у него практически такой возможности нет.

Как будут развиваться события дальше – сказать трудно, но, во всяком случае, перспектива у ИГИЛ для создания Халифата на Большом Ближнем Востоке оказалась под большим сомнением. И тем призрачнее возможность создания коалиции с Талибаном.

Тэги: Афганистан, Ближний Восток, ИГИЛ, Талибан

Опубликовано: 21.10.2015 Просмотров: 1832 Вернуться к публикациям

Ваши отзывы (0):
 
Вы можете оставить отзыв о статье:
Ваше имя:
Ваш отзыв:
Публикации


Цитаты

“Наибольшая часть мировых запасов РЗМ заключена в месторождениях бастнезита Китая и США, монацитовые месторождения получили распространение в Австралии, Бразилии, КНР, Индии, Малайзии, ЮАР, Шри - Ланке, Таиланде, США. Остальные ресурсы РЗМ связаны с месторождениями ксенотима, ионно-абсорционных глин, лопарита, фосфоритов, апатитов, вторичного монацита, эвдиалита и др.”

Ссылка на полную публикацию