Центр исследований
кризисных ситуаций
Какой кризис опаснее?

Если спросить гражданина РФ из числа тех, кто интересуется внутренней и внешней политикой страны, какие кризисные ситуации представляют собой опасность как для Российской Федерации, так и для других стран, - то подавляющее большинство безусловно ответит, что это украинский или сирийский кризис (в зависимости от их предпочтения). Разумеется, они будут правы, однако, наибольшую опасность представляет находящийся пока что в латентном состоянии кризис, разрастающийся в ЕС в связи с проблемой т.н. беженцев.

Практически на протяжении всего 2015 года внимание жителей большинства стран ЕС было приковано к непрекращающемуся потоку беженцев, стремившихся через страны-транзитеры (Греция, Сербия, Хорватия, Словения, Австрия)  попасть главным образом в ФРГ и в другие страны Западной Европы (Францию, Бельгия, Дания, Швеция, Нидерланды), т.е. туда, где им предоставлялись наиболее благоприятные условия размещения и содержания.

Как сообщали СМИ, в числе беженцев на территорию ЕС переместилось около 4 тысяч представителей даиш (ИГИЛ). Откуда взялась эта цифра, никто объяснить не может, туманно ссылаясь на некие источники из спецслужб указанных выше стран. Однако те эксперты, которые занимаются изучением рисков, связанных с практически одномоментным перемещением в ЕС новых мигрантов, в ходе анализа этнических групп этих беженцев и стран их происхождения отмечают целый ряд деталей, которые позволяют делать вывод о том потенциале опасности, который такое перемещение принесло ЕС. Если говорить в целом, оставляя обычные посылы сторонников европейской толерантности и прекраснодушных идеалистов из некоторых фондов содействия беженцам, то картина представляется не столь оптимистичной. Дело в том, что подавляющая часть прибывших в Европу из стран Ближнего Востока и Магриба - это в основном контингент, состоящий из молодых мужчин 25-35-летнего возраста, проверить прошлое и идентифицировать которых правоохранительные органы и спецслужбы западных стран абсолютно не в состоянии с учетом упрощенного получения любого вида документов. Многие из них прибывают без документов вообще, и все данные можно получить только с их слов.

Т.е., другими словами, в Европе оказался, наряду с добропорядочными беженцами, бежавшим от войны, огромный вербовочный контингент для радикальных исламских организаций или вообще хорошо подготовленные, имеющие опыт военных действий, боевики. В ЕС и без этого уже имеются многочисленные диаспоры легализовавшихся мигрантов с Ближнего Востока и севера Африки.

Главным спонсором безусловно является генеральный канцлер Ангела Меркель, которая создала наиболее благоприятные условия для этой категории непосредственно в ФРГ, хотя, безусловно, часть беженцев осядет в ряде других стран Европы до того момента, пока осознавшие суровую реальность правительства стран ЕС не начнут принимать хоть какие-то меры по регулированию этой проблемы.

По мнению ряда экспертов, работающих в области рисков и потенциальных угроз, связанных с такими мощными миграционными потоками, по сути Меркель создала в Европе благоприятные условия для огромной сетевой террористической организации, целью которой является реализация проекта “Халифат Европа”. 

События в Париже можно считать лишь слабой зарницей перед тем, как всю Европу может накрыть сплошной грозовой фронт. Новогодние события в Кельне показали с одной стороны бессилие правоохранителей что-либо предпринять в ситуации, когда мигранты массово выходят на улицу и устанавливают свои правила поведения, и с другой - беспомощность политического руководства ФРГ, продолжающего бормотать о том, что есть хорошие и плохие мигранты. Пока что первыми признаками тектонических сдвигов в здании Евросоюза является то, что значительное число стран ЕС установило или пытается установить паспортный контроль на своих границах, таким образом опрокидывая базовый постулат ЕС о свободе перемещения в зоне Шенгена. Периодическое введение чрезвычайных положений во Франции, Бельгии в связи с терактами может стать явлением постоянным. Единичные террористические акты легко могут трансформироваться в привычный порядок, что вынудит бросить на борьбу значительные ресурсы.

Даже оставив в  стороне столь опасный аспект развития ситуации, уже уверенно можно ожидать криминогенной обстановки в благополучных до этого странах ЕС, ухудшения межэтнических отношений между коренным населением и мигрантами с непредсказуемым пока результатом, в частности, например, с представителями ЛГБТ сообществами. Трудоустроить такую массу - проблема сама по себе непростая, а содержать миллион неработающих беженцев - это возложить бремя на плечи налогоплательщиков.

К этому можно добавить, что появилась потенциальная угроза локального обострения ситуации. Дело в том, что менталитет выходцев с ББВ и Африки отличается от менталитета европейцев, не говоря о различиях в культуре и религии, - например в Европе нет такого понятия как суицидальный терроризм, когда смертник взрывает себя в окружении совершенно случайных людей. Как правило, такие акты являются резонансными. Среди европейцев таких явлений практически не было, но с учетом влияния и распространения ислама вполне возможно они появятся.

В настоящее время трудно спрогнозировать все неблагоприятные последствия, но скорость, с которой они развиваются, не может не настораживать.

В ближайшее время в Европе может возникнуть достаточно опасная ситуация и, таким образом территорию ЕС можно считать зоной очередного кризиса, не менее значимого, чем на ББВ и Украине. 

Тэги: Ближний Восток, Европа, кризис, мигранты, Украина

Опубликовано: 22.01.2016 Просмотров: 1796 Вернуться к публикациям

Ваши отзывы (0):
 
Вы можете оставить отзыв о статье:
Ваше имя:
Ваш отзыв:
Публикации


Цитаты

“Практически оформленный курс Украины и Молдавии на экономическое удушение региона, блокирование поставок товаров, продуктов питания, медикаментов. Фактическое нарушение ранее достигнутых договоренностей, в том числе и в рамках многостороннего переговорного процесса, о свободе передвижения жителей Приднестровья. Постоянный шантаж резким ухудшением экономического положения после отмены в скором будущем льготных условий торговли для приднестровских поставщиков на европейские рынки, жесткое блокирование транспортных и бюрократических возможностей для экспорта приднестровской продукции в Россию. Одним словом — желание довести ситуацию до внутреннего взрыва.”

Ссылка на полную публикацию