Центр исследований
кризисных ситуаций
Сетевой форсайт угрозы мировой войны (часть 2)

В эпоху глобализации защита и реализация национальных интересов государств и их социально-экономическое развитие все в большей степени зависят от общего мироустройства. Современный однополярный проамериканский миропорядок ставит национальные интересы США на недосягаемую для других стран высоту. Обеспечение мировой гегемонии США жизненно важно для военно-политической элиты этой страны и для мировой финансовой олигархии, опирающейся на военно-экономическое могущество США. Сформировалось фундаментальное противоречие в сфере международных отношений на глобальном уровне, заключающееся в обостряющемся конфликте интересов транснациональной элиты (ТНБ и ТНК) и интересов национально ориентированных элит. Новый агрессивный либерализм (глобализм) «оккупировал» в идеологическом плане США и другие страны Запада на всех уровнях социальной организации. Неолиберализм «обслуживает» интересы глобального управляющего класса в отличии от традиционалистской идеологии, отражающей преимущественно интересы национальных элит патриотической направленности. США являются главной страной базирования (организационной структурой) глобального капитала и бизнеса. Сохранение и укрепление мирового господства остается жизненно важной целью США, изменяются только формы ее достижения. Администрация Д.Трампа выстраивает глобальную экономико-политическую монополию с акцентом на силовые методы, позволяющую диктовать мировому сообществу свои «правила игры». Это явление в отличии от глобального лидерства США можно определить, как глобальный американский монополизм. Особое значение и актуальность приобретает обеспечение глобальной и национальной безопасности, зависящей от управления мирно-военным историческим процессом на международном уровне, в котором происходит все большее стирание границы между состоянием мира и войны.

 

Синергетическая природа современной войны

Учет синергетических закономерностей существенно меняет традиционные представления в области управления, согласно которым эффект от управляющего воздействия однозначно и линейно зависит от величины приложенных усилий, т.е. чем больше усилий, тем выше эффект. Cложно организованные системы имеют собственные альтернативные траектории развития или деградации. Даже значительное воздействие на систему не дает ожидаемого результата, если оно не отвечает ее внутренним тенденциям изменения. В условиях нестабильности относительно небольшие возмущения могут привести к макро эффектам. Малые резонансные управляющие воздействия, соответствующие собственным тенденциям преобразования организационной системы (прогрессивным или регрессивным), производят мощный эффект. Наибольшее значение имеют изменения в узловых элементах организационной системы – центрах принятия решений, особенно на высшем иерархическом уровне. Определяющее влияние на поведение элементов и подсистем самоорганизующейся системы оказывают так называемые параметры порядка - небольшое число управляющих параметров, по отношению к которым остальные переменные находятся в подчиненном положении (принцип подчинения). Управление сложными системами, включающими человеческий фактор, строится на основе соответствия управляющих воздействий внутренним тенденциям развивающихся систем.

Сохранение и укрепление американской гегемонии является главной причиной скрытой, а ряде случаев и открытой, формы современной глобальной войны, развязанной США с целью защиты и укрепления мирового господства.  Существуют различные интерпретации этого понятия и используется ряд определений, таких как гибридная, сетевая или сетецентрическая война. На наш взгляд, речь идет о современной системно-синергетической (интегральной) форме войны, которая осуществляется в двух сферах управленческой деятельности на международном уровне:

- за счет внешнего управляющего воздействия на противника: военные действия, санкции, провокации, диверсии, теракты, политическое, информационное и институциональное давление (свои «правила игры»), недобросовестная конкуренция;

- за счет направленного воздействия на внутреннюю самоорганизацию противника: создание внешней зависимости властвующей национальной элиты, формирование заданного культурного кода, пропагандируемых ценностей и образа жизни (пятая колонна, СМИ, Интернет, НПО) под видом прогрессивных изменений в обществе.

     Оба вышеназванных направления системно объединены (интегрируются) единым замыслом, главной стратегической целью войны. США преследуют в качестве главной цели сохранение и укрепление однополярного миропорядка, отвечающего американским интересам, на формирование которых все большее влияние оказывают транснациональные элиты и прежде всего мировая финансовая олигархия. Общий замысел по достижению поставленной цели базируется на древнейшем способе управления, насчитывающем сотни миллионов лет. Вирус, внедряясь в тело бактерии, не убивает ее, а задает свою программу жизнедеятельности бактерии. Заставить ту или иную страну проводить зависимую от США политику можно в результате пропорционального сочетания силового давления и воздействия на самоорганизационные процессы со своими весовыми коэффициентами, отражающими специфику страны и конкретную ситуацию. Примерами внешнего силового управляющего воздействия служат свержения политических режимов в Югославии, Ираке, Ливии и ряде других стран. При этом важную роль играет фактор устрашения, демонстрирующий миру сущность американской внешней политики. Направленная самоорганизация осуществлялась в процессе подготовки и реализации цветных революций, наиболее явно и цинично проявившаяся в кровавом государственном перевороте на Украине.

Синергетический подход дает научное обоснование теории управляемого хаоса, важнейшим аспектом которой является сетевое управление самоорганизацией. Центральную роль в реализации цветных революций играет так называемое «сетевое оружие», задействованное в проведении «операций базовых эффектов»[1]. Проводятся эти операции с целью формирования устойчивых стереотипов поведения дружеских, нейтральных и враждебных сил в условиях мира, кризиса или войны. Электронные социальные сети взаимодействуют с психосоциальными сетями, образуя глобальную «электронно-социальную нервную систему». Постоянный информационный обмен в этой нервной системе человечества «курируется» транснациональной управляющей системой, формирующей доминирующие мнения, идеологические установки, ценности и убеждения, которые затем закрепляются в соответствующих моделях поведения различных социальных групп. Установление именно таких параметров порядка позволяет осуществлять целенаправленный глобальный охват, как виртуального интернет-пространства, так и реального мира.

 Одним из авторов геополитической концепции становления нового миропорядка на основе теории управляемого хаоса является американский дипломат С. Манн, который в качестве эффективных методов обеспечения национальной безопасности США видит «создание хаоса» и «усиление эксплуатации критичности»[2]. Чтобы осуществить целенаправленную смену политических режимов, т.е. структурно-функциональную перестройку, социальную систему нужно перевести в неравновесное хаотичное состояние. Это условие является абсолютно необходимым, чтобы затем наименее затратным способом направлять процесс бифуркационного перехода к заданному состоянию. Для усиления состояния хаотичности (нестабильности) нужно выявить болевые точки в социальной системе и целенаправленно использовать в своих интересах острые социальные проблемы. К ним относятся низкое качество жизни населения, авторитарность власти, масштабная коррупция, криминализация общества, значительное его социальное расслоение. За счет мощного информационно-психологического воздействия (СМИ, Интернет), использования внешней финансово-экономической зависимости и деятельности агентов влияния общество переводится во все более нестабильное состояние. Постепенно выращивается главная группа влияния – молодая поросль будущей властной элиты западного образца, так называемые «граждане мира», весьма далекие от понимания национальных интересов. Поскольку финансовые активы и недвижимость политической и бизнес-элиты развивающихся стран находятся за рубежом, там же обучаются их дети, то очевидна вассальная зависимость такой элиты от Запада. При этом получать доходы эта элита способна только на национальной территории, стараясь в конкурентном режиме выкачать как можно больше ресурсов своей страны. Такой стереотип поведения части национальной элиты расширяет социальную пропасть, усиливает навязываемую извне коммерциализацию отношений между людьми, дестабилизируя в итоге социальную среду. Нужно также отметить наличие радикального исламского фактора, усиливающего свое влияние и играющего роль мощного мирового дестабилизатора наряду с международным терроризмом, националистическими силами и транснациональной преступностью. Весьма соблазнительно использовать вышеназванные факторы с целью «раскачать лодку» в той или иной стране.

Вся эта деятельность по усилению хаотизации проводится под флагом неолиберализма в политической и экономической сферах с активным вытеснением традиционных национальных ценностей, и прежде всего патриотизма. Для создания будущего социального аттрактора «правильное государство» по-американски осуществляется перестройка мировоззрения не только элиты, но и массового сознания людей на основе применения современных информационно-психологических технологий. Внедряется культ денег как господствующая ценностная установка, пронизывающая все поры общества. Таким образом процесс самоорганизации общества направляется в нужное русло. Степень дестабилизации общества доводится до нужной критичности (переход в зону бифуркаций), когда начинают себя проявлять синергетические закономерности и небольшие резонансные события могут привести к существенным изменениям макросистемы. В этой зоне бифуркаций начинают применять уже оперативные организационные технологии для смены власти путем «демократических» выборов, силового давления оппозиции или антиконституционного переворота. В подходящий момент происходит консолидация антиправительственных политических сил, осуществляется мощное информационно-психологическое давление на руководство страны и силовой блок с целью посеять недоверие и
неуверенность в своих силах, поддерживаются и распространяются протестные настроения, организуются митинги и иные акции. Особое внимание обращено на дискредитацию первого лица государства. Применяются современные информационно-коммуникационные возможности, как ключевой фактор целенаправленного формирования множественных сетевых связей. Так, при организации протестных акций рассылка сообщений осуществлялась через социальные сети в Интернете, с помощью электронной почты и мобильных телефонов. Используя свое информационное превосходство, Администрация США курирует работу по созданию «социальных сетей для оппозиционеров» и «неотключаемого Интернета». Образно модель управляемого хаоса можно назвать «социальным лазерным оружием», работающим по принципу возбуждения социальной системы и внесения резонансного воздействия, например, в виде революционной идеи или протестных требований.

В результате «развивающиеся» страны переходят в режим медленной деградации, играя роль низкозатратных ресурсных придатков Запада, не помышляют о региональной валюте вместо американского доллара, и не представляют угрозы конкуренции ему в области высоких технологий в обозримом будущем. Эти страны теряют свой национальный вектор развития, а США консервируют свое господствующее положение на долгие годы. За последние десятилетия XX и начало XXI века волна цветных и бархатных революций захлестнула более 30 стран Ближнего Востока, Африки, Азии, Латинской Америки и Европы, что свидетельствует о практических результатах применения США теории управляемого хаоса. Убедившись в эффективности такого «политического оружия» США, начинают его применять и в странах развитой демократии, что подтверждается, на наш взгляд, протестным движением «желтых жилетов» во Франции. Последние события в Венесуэле свидетельствуют о полном попрании США международных прав и декларируемых ценностей, когда президента суверенной страны (члена ООН) Д.Трамп назначает с помощью твиттера. Объявление неугодных США политических режимов антидемократическими и нелегитимными стало обычной практикой для американской внешней политики.  

Интегральная война США и Запада против России

Россия развеяла миф о многократном недостижимом военном превосходстве США, выступает за дедолларизацию мировой финансовой системы и формирование многополярного миропорядка с верховенством института международного права. Россия и Китай представляют наибольшую угрозу военно-экономическому господству США и, соответственно, мировой гегемонии этой страны. По различным оценкам Россия обладает от 30% до 40% мировых природных ресурсов, но наибольшую ценность представляет ее интеллектуальный ресурс, о чем свидетельствует массовая неослабевающая «утечка мозгов» на Запад.  Ожесточенная борьба за ресурсно-интеллектуальный потенциал России будет обостряться в условиях истощения мировых  жизнеобеспечивающих ресурсов и 4-й промышленной революции.

 Применение теории управляемого хаоса в России давно готовилось Западом во главе с США, которые не могут себе простить ошибок 90-х годов. Ностальгия по униженной и внешне зависимой России того времени усиливает их мотивацию к возврату осуществления модели управляемой деградации РФ. Примитивная украинская модель создания откровенно марионеточного проамериканского государства явно не подходит. Власть на Украине держится на двух основаниях: русофобская идеология и страх. Одна часть населения молчит под страхом репрессий со стороны националистических батальонов и русофобской власти, другая – прячет свой страх за антироссийской риторикой. Трагические события в Одессе, где были показательно сожжены более 50 участников антимайдана, а наказание понесли пострадавшие в Доме профсоюзов, стали публичным актом устрашения для всей Украины. Модель управляемой деградации РФ строится не столь прямолинейно. Представляется, что ставка делается на развал России изнутри и многолетнюю смуту в зависимой от Запада стране. Образно говоря, главный замысел – это Россия нео-90-х годов. Вирус не уничтожает бактерию, а задает свою программу ее жизнедеятельности. С этой целью используется интегральная модель управляемой деградации РФ, содержащая весь спектр операций базовых эффектов. Специфика современного противоборства такова, что противник постоянно усиливает «сетевую атаку» в интернет-пространстве. Победа в виртуальном мире в значительной мере обеспечивает общую победу в интегральной войне.

Система операций базовых эффектов в России

Главная результирующая операция базовых эффектов в России состоит в активизации протестных настроений и поведения в обществе, которые в итоге должны вылиться в полное отторжение действующей власти и замену ее проамериканской управленческой элитой, или в поддержании долговременного хаоса (смуты), приводящего к распаду страны. Такие действия можно назвать протестной базовой операцией, которая является целевой в системе операций базовых эффектов.

В качестве одного из главных концептуальных положений своей внешней политики США декларируют полную защищенность территории страны от нападения или нанесения неприемлемого ущерба со стороны вероятного противника. Под предлогом обеспечения безопасности демократических стран США осуществляют разработку и размещение систем противоракетной обороны (ПРО) по периметру таких стран как Россия и Китай. При этом комплексы ПРО позволяют задействовать ракеты как оборонного, так и ударного назначения. Прямого масштабного столкновения с Россией американское стратеги избегают, принимая во внимание возникающие неприемлемые риски. Основной упор сделан на создание мнимой критической угрозы превентивного глобального удара по России, ответный удар со стороны которой будет нейтрализован противоракетными базами. Выход из российско-американских соглашений в области контроля над ядерными вооружениями (договор о ракетах средней и малой дальности (РСМД)) объясняется усилением ударного ядерного потенциала США в рамках глобального удара по России. Критически важное преимущество РСМД заключается в малом времени подлета (несколько минут) этих ракет к цели. Следующим ожидаемым шагом будет размещение РСМД вблизи границы России, по возможности, в зоне поражения критических целей на территории РФ. Для оправдания таких действий будет совершена серия провокаций еще более циничных, чем в случае дела Скрипалей. Не зря же западные СМИ и аффилированные интернет-источники дружно «отработали» образ России как мирового агрессора.

Операцией базового эффекта является оказание мощного давления на российское военно-политическое руководство (шантаж), которое после сокрушительного глобального удара не сможет принять решение на ответный удар оставшимися силами, тем более, что он будет «погашен» системами американских ПРО. Без сомнений такая капитуляция найдет всемерную поддержку у российских либералов, озабоченных судьбами граждан России. Названный эффект служит одной из главных составляющих в процессе формирования стереотипа поведения российской властной элиты, у которой на подсознательном уровне закладывается страх физического уничтожения.

Создание РФ новых комплексов гиперзвукового оружия «Авангард» и других видов суперсовременного оружия, способных преодолевать действующие системы ПРО США, существенно нарушает планы Пентагона. Не отказываясь от концепции нанесения превентивного глобального удара по России, США с целью противодействия гиперзвуковой угрозе разрабатывают целую оборонительно-наступательную архитектуру, включающую размещение новых комплексов ПРО в космическом пространстве. Поэтому можно говорить о новом этапе «звездных войн» и, соответственно, новом витке гонки вооружений, в который попытаются втянуть РФ, как это было сделано с Советским Союзом во времена президентства Р. Рейгана. При этом США в категоричной форме требуют от других стран сократить и даже прекратить разработку и создание новейших видов вооружений.

Важнейшая составляющая операций базовых эффектов заключается в обеспечении господства США в киберпространстве. Мировое информационное пространство считается сферой жизненно важных американских интересов и эффективным средством обеспечения глобальной гегемонии. Кибервойна представляет собой современный вид противоборства, когда контролируемая мировая паутина служит мощным сетевым оружием, создаются специализированные войска и командование, разрабатываются стратегии ведения войны в интернет-пространстве. К наступательным операциям относятся сетевое подавление противника в киберпрострастве и разрушение его критической инфраструктуры. В США принята Стратегия кибербезопасности, в которой заявлено положении о превентивном уничтожении противника, если его действия представляют только возможность нанесения ущерба национальным интересам США. Акцент переносится со стратегии общего сдерживания на стратегию сетевого обнаружения и предотвращения, т.е. на нейтрализацию потенциальной угрозы в первоначальной фазе ее формирования. Для РФ киберугроза относится к критически значимым угрозам. В особо уязвимом положении находится энергетическая инфраструктура, включающая производство и распределение нефти и газа, а также банковская сфера. Около 70% энергооборудования и практически 100% компьютерного и программного обеспечения имеют иностранное происхождение. Обрушение сайтов нескольких ключевых банков может вызвать панические настроения во всем финансовом секторе. Мощнейшая пропаганда недостижимого информационного превосходства и агрессивная превентивно-наступательная киберполитика США в купе с циничными провокациями призваны оказывать неослабевающее давление на российскую властную элиту, рассчитанное на формирование пораженческого стереотипа поведения, что можно назвать операцией сетевого базового эффекта. Глобальная сетевая «империя» США «работает» также на распространение «правильных» западных ценностей, жизненных смыслов и американского образа жизни, способствующих становлению заданных моделей поведения значимых социальных групп российского общества.

Стратегическим элементом системы операций базовой операции, на котором строится долговременная внешняя зависимость РФ, является ее экспортно-сырьевая модель развития, что представляет стратегическую угрозу национальной безопасности и устойчивому социально экономическому развитию страны[3]. В 90-е годы Запад целенаправленно способствовал созданию в России «одноклеточной» ресурсной экономики, построенной на примитивном обмене российского сырья на западные товары. В соответствии с синергетическими представлениями внешней системой была создана определенная институциональная среда и другие условия (параметры порядка) для самопроизвольного образования олигархических структур и «криминального» режима функционирования экономики. В отсутствии власти закона и криминальной приватизации формируются олигархические группировки с целевой установкой на обогащение за счет вывоза ресурсов и капитала за границу. Для формирования первоначального капитала вышеназванных группировок и создания внешней зависимости государства весьма полезными оказались зарубежные заимствования, вероятность расхищения которых близка к единице. Основная борьба разворачивается за влияние на госаппарат, обеспечивающий необходимые правительственные решения. Наиболее эффективными являются испытанные методы подкупа и шантажа государственных служащих. Поддержание низкого уровня заработной платы чиновников способствует бурному росту коррупции. В результате сформировалась «либеральная» раздаточная экономика с мощным ресурсным, финансовым, и торговым олигархатом, который вкупе с коррумпированной бюрократией стали оказывать решающее влияние на политическую власть. Образовался механизм-монстр («ресурсная труба»), работающий на свое «жизнеобеспечение», на внешнюю систему (ТНК и ТНБ), на национальную властную элиту и отдающий небольшую часть средств на поддержание умеренной деградации широких масс населения. Такое социально-экономическое явление получило название ресурсного проклятия[4]. На наш взгляд более точно данное явление можно определить как ресурсно-олигархическое проклятие.

В настоящее время не преодолены еще рецидивы ресурсной экономики 90-х годов, имеющей в значительной мере раздаточный характер. Рентабельность предприятий ресурсного сектора экономики в 2-3 раза выше, чем в среднем по стране, что снижает конкурентоспособность малого и среднего бизнеса, обрабатывающей промышленности в целом. Поэтому основные инвестиции направляются, как и раньше, в нефтегазовый сектор. Ресурсные доходы федерального  бюджета до сих пор остаются на уровне 50%, а «доля экспорта российской высокотехнологичной продукции в мировом объеме экспорта составляет около 0,4%»[5] (!). Торговые сети в значительной мере ориентированы на импорт зарубежных товаров и услуг. В банковском секторе кредитно-депозитные и валютно-обменные операции превалируют над инвестициями в основной капитал предприятий. При этом процентные ставки по кредитам в 2-3 раза превышают ставки по депозитам, а доля банковских кредитов в финансировании капитальных вложений менее 10%. Высока ключевая ставка Банка России (7,75%) по сравнению с практически нулевыми ставками центральных банков стран Запада, что дает этим станам огромное конкурентное преимущество в «цифровой» трансформации своих экономик. Актуальна проблема деоффшоризации системообразующих российских компаний и организаций, существенно влияющих на формирование ВВП.

Трудно придумать более эффективный инструмент сохранения экспортно-сырьевой модели «развития» экономики России, чем введение налогового маневра и бюджетного правила, принятых на «ура» МВФ и Всемирным Банком. Обнуление экспортных пошлин на нефть зажигает зеленый свет экспорту сырой нефти, снижает и без того низкую заинтересованность бизнеса в нефтепереработке, тем более, что за рубежом ему предлагают на выгодных условиях арендовать соответствующие мощности, например, в Германии и Италии. Якобы компенсационное повышение НДПИ может привести к росту внутренних цен на нефтепродукты до уровня мировых цен, что окончательно похоронит конкурентоспособность российских предприятий обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства на внешнем рынке.

Согласно бюджетному правилу наша страна живет при постоянной мировой цене на нефть в 40 долларов за баррель, все получаемые доходы от продажи нефти по более высокой цене идут на покупку валюты Минфин РФ. Рост нефтяных цен приводит к увеличению средств, отправляемых на открытый валютный рынок, что вызывает ослабление рубля и, как следствие, повышение внутренних цен на топливо, приводящее к росту инфляции издержек. Налоговый маневр и бюджетное правило служат мощными источниками инфляции, причем в первую очередь значительно повысятся цены на бензин. Не стоит забывать, что именно повышение цен на бензин послужило стартовым импульсом к массовым выступлениям «желтых жилетов» во Франции. Следует также отметить, что Минфин РФ может в некоторой степени повлиять на всплеск инфляции, регулируя масштабы закупок валюты у экспортеров. Бюджетное правило работает на создание так называемой «подушки безопасности», когда нефтегазовые доходы направляются в Фонд Национального Благосостояния (около 4 трилл. рублей), но это лишает экономику страны так необходимых для ее развития внутренних инвестиций. В условиях нарастающего санкционного давления на РФ приток инвестиций извне будет резко ограничен. При отсутствии необходимых объемов инвестиций говорить об экономическом росте лишено смысла.

Правительство РФ преподносит профицитный бюджет в качестве большого достижения своей экономической политики. С такой оценкой был бы не согласен один из величайших экономистов 20-го столетия Дж. М. Кейнс, который считал бездефицитный бюджет экономическим варварством, тем более, когда декларируется стратегия экономического роста. Умеренный не разгоняющий инфляцию дефицит бюджета используется для стимулирования экономического роста, который в будущем окупает дефицитную часть бюджета за счет расширения налоговой базы. Профицитный бюджет находится за гранью экономического понимания. Академик А.Г. Аганбегян в своей книге[6] убедительно показал, что для экономического роста в РФ есть все предпосылки «форсажного» привлечения внутренних инвестиций, за исключением управленческой воли. Крупные государственные банки, например, имеют активы размером около 50 трлн. рублей. «Наша стагнация – рукотворная». «Главный источник экономического роста – это инвестиции в основной капитал в сочетании с вложениями в человеческий капитал», - заключает академик А.Г. Аганбегян[7].

 Другое крупное достижение Правительства РФ связано с таргетированием инфляции примерно до уровня 4%. Кроме достаточно низкого уровня инфляции, существенное значение имеет способ его достижения. За последние два года тарифы на энергию росли, увеличивая производственные и транспортные издержки и вызывая тем самым повышение цен на потребительские товары (инфляция издержек), девальвация рубля также приводит к повышению цен на импортные товары (инфляция девальвации национальной валюты), выросла также денежная масса (инфляция денежной массы). За счет чего же добились снижения инфляции до 4%? Существенно упали реальные доходы населения, что вызвало сжатие совокупного платежеспособного спроса и обеспечило снижение уровня инфляции. Проще говоря, у населения нет денег, чтобы покупать товары по более высокой цене. Заслуживает внимания иной способ снижения инфляции, который заключается в увеличении совокупного предложения, т.е. за счет развития массового производства товаров и услуг. При этом подавляющая часть инвестиций направляется на приобретение средств производства, на оплату транспортных услуг, энерго- и водоснабжения и т.д., что никоим образом не сказывается на росте потребительских цен.

Напрашивается вывод о том, что «модернизированная» рентная экономика современной России не утратила своей сущности 90-х годов и еще не преодолено ресурсно-олигархическое проклятие. Следуя либеральной стратегии управления экономикой (Вашингтонский консенсус), добились таких результатов, о которых высказался глава Счетной палаты России и бывший министр финансов РФ А.Л. Кудрин: «Вообще я хочу сказать, что после Второй мировой войны у нас такого длинного периода в истории России, чтобы мы жили больше десяти лет с таким темпом роста — 1%, не было»[8]. Состояние российской экономики главный экономист-практик последнего десятилетия А.Л.Кудрин охарактеризовал как «застойная яма».  Ярчайший пример Китая (Китайский консенсус), который демонстрирует в течении 4-х десятилетий бескризисный и без «подушек безопасности» экономический рост на уроне 7-15% ВВП в год, позволивший увеличить его долю в мировом ВВП с 1,8% до 16,5% (!), остается без внимания российскими управленцами в сфере экономики.

Никакие направления внутренней и внешней политики РФ не будут успешными в долгосрочной перспективе, если кардинально не преобразовать экономику России. Именно сохранение примитивной экспортно-ресурсной ориентации российской экономики служит главным звеном в реализации модели управляемой деградации РФ, именно на него делают ставку США в интегральной войне против России. Поэтому важнейший экономический элемент в системе операций базовых эффектов заключается во всемерной поддержке США формирования либерально-олигархического стереотипа поведения властной элиты России, проводящей рентоориентированную экономическую политику нео-90-х годов. На наш взгляд, США пытаются шантажировать Президента РФ введением наиболее жестких «адских» санкций в случае смены либерального экономического курса и Правительства РФ.

Центральной проблемой современной России является неэффективная многоуровневая система управления, если конечной целью управленческой деятельности считать повышение качества жизни широких слоев населения страны - народа России. Эта проблема относится к государственному и муниципальному управлению, а также к менеджменту. Стереотип поведения части правящей элиты заключается в том, что Россия рассматривается ее представителями только как место, где нужно «делать деньги», и не более того. Свое будущее и будущее своих детей они связывают с жизнью на благополучном Западе. Поэтому даже приближение социальных катаклизмов не вызывает особых опасений, а только усиливает борьбу политической элиты и бюрократии за конвертацию власти в деньги и вывоз их за рубеж. Сущность такого наиболее разрушительного поведения элиты отражена в модели «бандит-гастролер» известного американского экономиста и социолога Мансура Олсона[9]. Оно характеризуется стремлением к максимизации краткосрочного дохода, отсутствием стимулов содействовать производству частных и социально значимых благ, заинтересованности в защите населения от набегов «внешних бандитов».

Складывается иерархическая почти неофеодальная система управления на основе монополизированной рентной экономики и институциональных условий, включающих доминирующие неформальные и формальные нормы. Неформальные нормы поведения базируются на главной «ценности» – культе денег, навязанной российскому обществу западной машиной пропаганды. Это «ценностный вирус», представляет критическую угрозу для российского социального иммунитета. К формальным нормам можно отнести ряд положений российского законодательства, дающих широкие права руководящему составу организаций по формированию штатного расписания и распределению доходов. Массовое злоупотребление этими правами в пользу «начальника» и его приближенных способствовало формированию уникального социального явления – бедность работающих. Появилась доминирующая прослойка эффективных менеджеров, которые способны максимизировать финансовый результат практически в любой сфере деятельности. Эффективные финансовые менеджеры-универсалы настолько оптимизировали и коммерциализировали системы образования и здравоохранения в форме бизнес-проектов, что привело к выхолащиванию их функциональной сущности. Речь идет о максимизации финансового результата для руководства организаций в сфере образования и здравоохранения и прогрессирующем ущемлении интересов рядовых работников и населения[10]. Рентоориентированное поведение бюрократии в условиях неэффективного действия законодательной базы получило конкурентное «развитие», переводящее природную ренту в административную, что объясняет тотальный характер коррупции в России. Клановая монополизация различных сфер жизнедеятельности катастрофически снижает эффективность управления, ориентированного на реализацию национальных интересов и повышение качества жизни граждан России. В результате был запущен само раскручивающийся механизм социального расслоения российского общества на бедных и богатых, действующий с беспрецедентными темпами роста на протяжении последних 25 лет.

Социальное расслоение российского общества формирует источник угроз национальной безопасности страны, реализация которых может привести к масштабным социальным конфликтам. Известная внешняя система делает ставку на постоянном будировании и обострении проблемы социальной несправедливости, к которой очень чувствительно российское общество. Поэтому данная проблема служит эффективным инструментом дестабилизации социально-экономической ситуации в стране.

Создано мощное информационное поле, генерирующее у народных масс недоверие и неприятие действующей власти, а в эмоциональной сфере – растущее раздражение, переходящее в ненависть и желание радикально изменить ситуацию. Прекрасно обыгрываются следующие моменты. Растут доходы приближенных к власти олигархов, депутатов и чиновников, тогда как более 20 млн. граждан России находятся за чертой бедности, почти 50% трудящихся получают заработную плату менее 20 тысяч рублей в месяц. О каком эффективном спросе может идти речь? В ряде регионов России социальное расслоение достигло критических масштабов. Пенсионная реформа представляется как чуть ли не внутренняя диверсия, которая экономически не оправдана и чрезвычайно болезненна для миллионов людей пенсионного возраста. По данным ООН в России проживают около 12 млн. мигрантов (74% в трудоспособном возрасте), с которыми нужно будет конкурировать за рабочие места пожилым россиянам от 60 до 65 лет. Пенсионная реформа осуществляется за счет урезания и без того скудных доходов потенциальных пенсионеров, кроме того заморожена накопительная часть пенсии. В Китае, Италии и Польше снижают пенсионный возраст, освобождая тем самым рабочие места для молодежи. Налоговые и законодательные новации в основном затрагивают и ущемляют интересы простых граждан. Единственная действенная мера по снижению социального неравенства – прогрессивная шкала налогообложения - отвергается, хотя весь цивилизованный мир давно ее использует. Акцентируется внимание на том, что до сих пор официально не оценены результаты выполнения Правительством РФ предыдущих майских указов 2012-2018 г.г., в тоже время ряд интернет-сайтов определяет данный результат в диапазоне 20-70%. Это обстоятельство вселяет неуверенность в выполнении новых майских указов Президента РФ. Характерно высказывание главы РСПП А.Шохина: «предложение правительства по повышению НДС мы, честно говоря, считаем наименьшим злом из всех вариантов целевого финансирования программ, связанных с реализацией майского указа президента»[11]. Видимо, нужно представить ситуацию таким образом, что непопулярные меры, проводимые Правительством РФ, связаны с необходимостью выполнения президентских указов.

Акцентированный удар по России в 2019-2020 годах

Функционирование системы операций базовых эффектов подходит к своей завершающей результирующей фазе, когда происходит концентрация согласованных усилий по каналам внешнего управляющего воздействия и по линии влияния на внутреннюю самоорганизацию российского общества, прежде всего за счет применения сетевого оружия.  Усиливаются до предела наиболее чувствительные управляющие воздействия, резонирующие с внутренними негативными тенденциями «развития» российского общества.

 Можно прогнозировать исполнение финального аккорда в санкционной войне против России – введение так называемых «адских» санкций. К ним относятся отключение от SWIFT, полная блокировка активов и операций в долларах российских банков вплоть до заморозки международных резервов России, что безусловно скажется на огромном числе клиентов банковской системы. Биржевая торговля нефтяными фьючерсами в мире осуществляется преимущественно за доллары США, которые могут влиять на ценовой механизм. Поэтому США способны на какое-то время обрушить мировые цены на нефть, что самым негативным образом повлияет на экономику РФ (35 долларов за баррель – критическая нижняя планка по оценке ЦБ РФ[12]). Апофеозом санкционной войны стало бы присвоение России статуса «страны-спонсора терроризма», который приводит к полной потере имиджа и инвестиционных перспектив в мировом сообществе. В военной сфере США будут добиваться размещения РСМД вблизи границ РФ. Чтобы обосновать столь «крутые» меры США необходимо осуществить мощную провокацию. Здесь свое политическое назначение могла бы проявить Украина, спровоцировав масштабный конфликт с Россией вплоть до военного столкновения. Выше представлен наиболее опасный вариант развития событий, но именно такова мафиозная логика «прессования» до конечного результата, которую взяло на вооружение клинически русофобское военно-политическое руководство США.

Создание взрывоопасной ситуации внутри России параллельно с внешним давлением концентрируется по следующим целевым направлениям в сфере экономики: резкое повышение уровня инфляции, девальвация рубля, снижение реальных доходов населения и рост безработицы. К внешнеэкономическим санкциям и обрушению мировых цен на нефть добавляется проинфляционная политика Правительства РФ, включающая налоговый маневр, бюджетное правило, плановое повышение акцизов на топливо и повышение НДС на 11% (с 18% до 20%), которое в экономике со множеством посредников имеет мультипликативный эффект. В 2019 году прогнозируется скачек оптовых цен на бензин и общий рост инфляции издержек. Высокий уровень инфляции вынудит ЦБ РФ значительно повысить ключевую ставку, что сильно ухудшит экономическую ситуацию в стране. Активизация скупки валюты Правительством РФ в рамках бюджетного правила провоцирует панические настроения у населения, вызывая ажиотажный спрос на валюту, что может привести к обвалу рубля. Возможный рост инфляции до двухзначных значений полностью нивелирует повышение пенсий в рамках проводимой пенсионной реформы и существенно снижает реальные доходы населения. К этому добавляется высокая закредитованность населения, доходы которого идут в первую очередь на оплату кредитов, а не на приобретение товаров и услуг, что снижает необходимый для развития экономики эффективный спрос. Снижение совокупного оплаченного спроса приведет к сворачиванию производства и, как следствие, к росту безработицы. Вводится налог на самозанятых, повышаются налоги на недвижимость, растут тарифы на электроэнергию и ЖКХ, есть намерения установить лимиты потребления, законодательно ущемляются права миллионов рыболовов, автомобилистов (цена парковки) и т.д. Резкое ухудшение жизненно важных параметров широких слоев населения и обостренное чувство социальной несправедливости нагнетают высокий уровень напряженности в обществе. К еще большему усилению этой напряженности может привести ряд масштабных терактов, осуществленных спонсируемыми террористическими группировками, объединенными в рамках транснациональных сетевых структур.

В целях оказания психологического давления Пентагон сделал публичный информационный вброс о разработке стратегии наступательного характера, которая будет направлена против России и Китая. Начальник штаба ВВС США генерал Д. Голдфайн заявил[13], что речь идет о сетевой войне в режиме реального времени, когда «объединенная команда» вооруженных сил должна будет осуществить одновременное «невидимое» наступление на территорию врага в воздушном, морском и наземном пространствах, используя слабые места противника. Главная идея состоит именно в том, чтобы воспользоваться не сильными, а слабыми сторонами противника и это «фундаментальное изменение для нас как в культурном, так и в техническом плане». Одним из слабых мест в российской системе обороны является пятая колона потенциальных предателей, готовых поддержать любую американскую инициативу. Об этой новой стратегии ведения боевых действий  США высказался начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ В.В.Герасимов[14]: «Суть ее заключается в активном использовании протестного потенциала «пятой колонны» в интересах дестабилизации обстановки с одновременным нанесением ударов ВТО по наиболее важным объектам».

В накаленной социально-экономической ситуации активизируются протестные силы левого и правого толка, пятая либерально-проамериканская колонна, прозападные СМИ, проплаченные блогеры и в целом протестное сетевое сообщество. Могут начаться умело спровоцированные массовые волнения, тысячи людей выйдут на улицы городов с требованием свержения существующей власти. Стартовым поводом к массовым беспорядкам может стать резкое повышение цены на бензин, как это случилось во Франции. Хроническая долговременная смута в России, спровоцированная и системно поддерживаемая Западом, должна привести к распаду Российской Федерации по замыслу стратегов интегральной войны.

Системно-синергетическая (интегральная) война Запада во главе с США против России переходит в новую обостренную фазу на грани применения вооруженных сил. Необходимо дать адекватный стратегического и оперативного уровня ответ на внешние и внутренние угрозы безопасности и развитию России. Как никогда актуальна и важна системная мобилизационная политика государства и консолидация здоровых патриотических сил общества. Пришло время во всеуслышание всему мировому сообществу заявить, что введение постоянно ужесточающихся американских санкций – это война против России с неприемлемым ущербом для нашей страны. Цель – обнищание и бедствия народа России вплоть до кровавого бунта, который должен будет смести существующую власть. Военно-политическое руководство США – это не противники, а враги в самом классическом понимании этого термина. Борьба с этой истеричной русофобской кликой должна вестись по всем фронтам. Так, в случае введения «адских» санкций будет оправдана, на наш взгляд, частичная или полная национализация активов нерезидентов из США в ресурсном и банковском секторах российской экономики.

Принципиально важный шаг сделал Президент РФ В.В. Путин. В послании Президента РФ Федеральному Собранию от 20.02.19 года однозначно было заявлено, что центр принятия решений по нанесению ракетного удара по территории РФ находится под прицелом супероружия, не имеющего аналогов и средств противодействия. Россия восстанавливает стратегический баланс сил в мире после распада СССР, препятствуя военно-политическому диктату США. Это историческое событие отодвигает человечество от пропасти глобальной войны и ядерной катастрофы.

Муравых А.И., Никитенко Е.Г., РАНХиГС при Президенте РФ

 



[1] Smith E.A. Effects-based Operations. Applying Network-centric Warfare in Peace, Crisis and War, Washington, DC: DoD CCRP, 2002.

[2] Mann S.R. Chaos Theory in Strategic Thought // Parametes. Autum 1992.

[3] Стратегия национальной безопасности Российской Федерации (2015г.). М., 2016

[4] Стиглиц Дж. Как избежать ресурсного проклятия. М., 2011

[5] Стратегия научно-технологического развития РФ: Указ Президента РФ от 01.12.2016 N 642.

[6] Аганбегян А.Г. Финансы, бюджет и банки в новой России. М., 2018

[7] https://zen.yandex.ru/media/freeconomy/glavnaia-prichina-stagnacii-rossii-5bc62af73d6fca00abb0d0bf

[8] https://tsargrad.tv/news/kudrin-utochnil-slova-o-zastojnoj-jame-dlja-jekonomiki-rossii-napomniv-o-90-h_171060

[9] Mancur Olson.  Power and Prosperity: Outgrowing Communist and Capitalist Dictatorships. New York: Basic Books, 2000

[10] Муравых А.И. Российская невидимая рука рынка. Безопасность Евразии. 2012. № 2 

[11] https://www.interfax.ru/russia/618576

[12] http://www.online812.ru/2018/11/22/010/

[14] https://news-ria.ru/politika/ssha-budut-atakovat-opirayas-na-preda

Тэги: геополитика, Россия, санкции, США

Опубликовано: 27.05.2019 Просмотров: 468 Вернуться к публикациям

Ваши отзывы (0):
 
Вы можете оставить отзыв о статье:
Ваше имя:
Ваш отзыв:
Публикации


Цитаты

“В соответствии с новыми положения законодательства Мальты от 1 июля 2013 года лица, не являющиеся гражданами стран Европейского союза, при выполнении определенных условий могут получить статус резидента этого государства - члена ЕС. Это означает право без необходимости получения визы передвигаться по странам Шенгенской зоны, в том числе, посещать Австрию, Бельгию, Чешскую республику, Эстонию, Финляндию, Францию, Германию, Грецию, Испанию, Швецию, Швейцарию и другие.”

Ссылка на полную публикацию