Центр исследований
кризисных ситуаций
"Джихад у ворот". Прогноз развития ситуации в бывших советских республиках Центральной Азии.

 

Автор: А.Александров

События последних лет в странах т.н. Большого Ближнего Востока, или «Арабская Весна», предвещают распространение подобных явлений и на страны Центральной Азии, до этого казавшиеся оплотом относительной стабильности. Причины «Арабской Весны», охватившей страны Магриба, Египет, Иорданию и монархии Персидского Залива (Саудовская Аравия, Бахрейн) явились предметом повышенного внимания международных экспертных групп и организаций.

Создавшаяся ситуация привела к столкновению интересов т.н. «Центров Силы», к которым относят страны Запада, Россию, Китай и Индию, что естественно инициировало противостояние крупнейших мировых игроков и их прямое или косвенное вмешательство в эти события. Последние развивались в каждой стране по-разному. В ряде стран (Египет, Ливия, Тунис) они привели к приходу власти силы радикального ислама. В других (Марокко, Алжир, Иордания) власти сумели справиться с ситуацией. В Саудовской Аравии революции были «потушены» серьезными денежными вливаниями и незначительными уступками. В Бахрейне Саудиты и монархии Персидского Залива пошли на прямую интервенцию -  Саудиты ввели туда свои войска, а Катар оказал соответствующую финансовую поддержку правящему режиму. В Сирии же, где существовал наиболее секуляристский режим, опиравшийся на все конфессии страны, развязалась, не без помощи стран Запада и монархий Персидского Залива, кровопролитная гражданская война, разрушающая страну, результат которой пока еще неясен, поскольку интересы «Центров Силы» диаметрально разделились.  

Поддержка, оказанная Китаем и Россией при благожелательном для них  нейтралитете Индии, не дала возможности Западу, Саудитам, эмиру Катара и присоединившийся к ним Турции (где к власти также пришли якобы «умеренные» исламисты, мечтающие о воссоздании Большого Турана) свергнуть режим Асада, что в свою очередь помогло бы США и Израилю получить плацдарм для прямого вторжения в Иран. Последствия для тех государств, где победили «Арабские Революции», также пока не ясны, о чем свидетельствуют начавшиеся в Египте после прихода к власти Президента Мурси и «Братьев Мусульман» острейшие конфликты между сторонниками светского или «исламского» развития событий при нейтралитете армии. Аналогичная ситуация складывается в Тунисе.

Рассматривая проблему в целом (не касаясь Кавказа, - это отдельная тема), надо иметь в виду, что всем событиям предшествовало острое противостояние прежде всего США и Израиля с Ираном, формальным предлогом для которого якобы послужила иранская ядерная программа, а фактически – стремление окончательно взять под абсолютный контроль весь Персидский Залив и Каспийскую нефтяную провинцию, чтобы обеспечить безопасную для себя транспортировку углеводородов (естественно, в интересах, прежде всего, Запада). Одновременно с решением Иранской «проблемы», Запад и Израиль вплотную бы подошли к Центрально-азиатскому региону (бывшим советским республикам Центральной Азии) и его сырьевым ресурсам.

У руководства Турции с одной стороны, и монархий Персидского Залива с другой, временно солидаризировавшихся с Западом на этот счет имеются и собственные планы по развитию там ситуации в свою пользу, а именно создание некоего Исламского союза, объединяющего в себе исключительный по своей территории и ресурсным возможностям регион мира. Подобной цели можно достичь только путем дестабилизации ситуации в тех странах, где политические режимы еще не имеют серьезных проблем - т.е. в Средней Азии.

Это вопрос нельзя рассматривать в отрыве от той части т.н. «Дуги Кризиса», которая проходит через Пакистан, Афганистан, Кашмир -  постоянную точку индийско – пакистанского конфликта, и далее к границам Китая, страны – соперника США по своему промышленно – экономическому (а в перспективе и по военному) потенциалу.

В последние десятилетия ключевым моментом исключительно острого конфликта и столкновения интересов великих держав оказался Афганистан. Пребывание войск ИСАФ (в основном Вооруженных сил США и в меньшей степени НАТО) с 2002 года практически не решило ни одной из поставленных задач (в том числе, кстати, и создание второго позиционного района на случай вооруженного конфликта с Ираном в Западных провинциях Афганистана – Герат, Фарах, Гильменд, Нимроз).

Не созданы абсолютно лояльные к нынешнему режиму вооруженные и полицейские формирования, устойчивый режим гражданской власти, не осуществлена полная ликвидация вооруженных формирований Талибана, которые до сих пор имеют влияние на местное население в ряде провинций.

Не воссоздана экономика страны хотя бы на том уровне, на котором она была построена советскими специалистами в период правления короля Захир – Шаха, а в последующем его брата Мохаммада, предшествовавшего т.н. «Саурской» революции. Например - большинство предприятий, в т.ч. крупный агрокомплекс в Джелалабаде, промышленные объекты в Мазари – Шарифе, в Кабуле, - домостроительные комбинаты, гидроэлектростанции (ГЭС Наглу). Многие объекты инфраструктуры либо не существуют, либо находятся в нерабочем состоянии.  Единственное, что было сделано в этом отношении - это постройка железной дороги Хайратон – Мазари – Шариф, и то только потому, что это в интересах будущей эвакуации имущества сил ИСАФ в Узбекистан на базы временного (?) хранения.

Прогнозируемый уход значительной части сил  ИСАФ в 2014 году сам по себе крайне проблематичен в свете возможного неблагоприятного развития событий в странах Центральной Азии, поскольку  последние оказываются «набитыми» сверх всякой меры вооружением, которое может быть использовано частью правящих режимов для своих узконациональных интересов в конфликтах между соседними странами (Таджикистан – Узбекистан, проблема водорегулирования; Киргизия – Узбекистан, проблема узбекского анклава в Ошской области, Узбекистан – Туркменистан, из-за спорных месторождений углеводородов и т.п.). Могут возникнуть определенные противоречия и между Казахстаном и Узбекистаном.

В этом случае, Казахстану, самой крупной стране ЦА региона, придется выбирать, с кем он будет, но при этом нужно иметь в виду, что в случае возникновения любых, даже самых незначительных межгосударственных конфликтов в ЦА, в ситуацию сразу вмешаются крупные игроки в лице Китая, Запада, но прежде всего России, чья национальная безопасность будет поставлена под прямую угрозу со всеми вытекающими для участников конфликта последствиями. Это - «подбрюшье» России, крайне уязвимое для последней, что и будет определять предпринятые ею меры.  

Реверансы руководства Казахстана в сторону Турции и их слезы по поводу российского, а затем советского угнетения, могут говорить об определенной  внешнеполитической переориентации, хотя весь промышленный потенциал нынешнего Казахстана целиком и полностью построен в советские времена усилиями всего Советского Союза, а Казахастан в последнее двадцатилетие не более чем сырьевой экспортер, и именно сырьевые отрасли там получают сейчас наибольшее развитие.

Указанные события отнюдь не гипотетические, - они могут стать реальностью ближайшего будущего.

Одним из серьезнейших факторов является то, что в настоящее время существует возможность рекрутирования лиц, прошедших серьезную идеологическую, боевую, террористическую и иную подготовку в Афганистане, Ливии, Сирии и на других ТВД. Этот контингент, при наличии чьей-то политической воли, финансирования и материально – технического обеспечения может быть переброшен в любую страну региона, где желателен  процесс дестабилизации (под флагом Джихада против «неверных» и их пособников из числа руководителей какой – либо страны  в «защиту» ислама).

Следует также упомянуть тех, кто особенно заинтересован в дестабилизации обстановки в ЦА и продвижении своих собственных планов. К этим игрокам как раз относится Турция с ее идеей «Великого Турана», и монархии Персидского Залива, мечтающие о создании Исламского Интернационала в этом регионе. Отдельно необходимо иметь ввиду интересы таких игроков, как Иран и Пакистан. Позиции Китая в этих странах достаточно прочные, по меньшей мере, на настоящий момент. Другой гигант Южной Азии – Индия, вкладывающая значительные средства в строительство современных вооруженных  сил, которые могли бы обеспечить ее национальные приоритеты, не заинтересована  в том, чтобы район Персидского Залива и Каспийского бассейна перешел под абсолютный контроль Запада или кого-то иного, т.к. ее собственные потребности  в углеводородах постоянно возрастают.

Вышеуказанное можно рассматривать как фон, на котором могут развиваться неблагоприятные события в бывших советских Центральноазиатских республиках.

После распада Советского Союза и при возникновении независимых государств в лице Казахстана, Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана и Кыргызстана, власть фактически оказалась в руках все той же бывшей советской номенклатуры, может быть за некоторым исключением Бишкека, где президентом стал Акаев, не бывший  до этого партийным функционером. Большая часть из них постаралась так законсервировать свою власть, что она находится в их руках и до настоящего времени.

В Туркмении до своей смерти правил Ниязов, затем эта власть практически без изменений перешла к Бердымухамедову. В Казахстане бессменный, ныне пожизненный, Президент Назарбаев. В Узбекистане – Каримов. В наиболее слабом с этой точки зрения звене – Кыргызстане – после свержения клана Бакиевых назвать ситуацию стабильной до сих пор нельзя, однако в главных и существенных странах Средней Азии – Казахстане и Узбекистане – в ближайшее время власть должна перейти в руки новых людей, что, как всегда и везде исторически в период смены власти, может привести либо к недолгой, либо к достаточно продолжительной дестабилизации (пока не победит «сильнейший», т.е. лицо, за которым стоит наиболее мощная группа сторонников, а возможно и зарубежных «спонсоров»).

Экспертные организации, имеющие компетентные и квалифицированные источники в Центральноазиатском регионе, считают, что ситуация с проникновением идей радикального ислама в эти страны, многократно интенсифицировалась, а борьба с ними если и ведется, то в какой – то степени  лишь руководством Таджикистана во главе с Эмомали Рахмоновым, осознающим эту угрозу со времен Гражданской войны в начале 90-х гг. (т.н. «Вовчиков» и «Юрчиков»). 

Ни для кого не секрет, что и Казахстан, и Кыргызстан в первую очередь являются объектами проникновения сетевых структур исламского радикализма. В качестве примера можно привести события с разработкой месторождения в Каратюбе, которое вели палестинские арабы братья Хурани (Хорани). Практически большую часть рабочих они рекрутировали из своих земляков - палестинских арабов, в большинстве своем, членов Хамас или Хизболлы, а местных жителей брали лишь на подсобные работы.

Как раз их структуры патронировал в свое время не кто – иной, как незабвенный Усама бин Ладен, который был фактическим владельцем этой строительной подрядной компании (как сообщалось в прессе, и скорее всего хорошо известно соответствующим казахским структурам).

Уже  тогда  эти арабы посеяли семена ваххабизма, и в некоторых случаях они упали на благодатную почву. Учитывая новую тактику ваххабитских структур, следует иметь ввиду, что многие из их ячеек находятся в т.н. «спящем» режиме в Казахстане и Кыргызстане, а пока работа проводится через пропаганду и проповедников - имамов.  

Определенную роль в свое время  могут сыграть и выпускники т.н. «турецких» школ в Казахстане, а так же лица из числа граждан этих республик, окончившие Мусульманский университет в Каире. Трансформировать же «спящих» в активных  - дело техники.

В Узбекистане, несмотря на успехи спецслужб в разработке и нейтрализации ИДУ, не факт, что этот вопрос решен раз и навсегда. Дело в том, что значительная часть боевиков ИДУ после ликвидации руководящего звена организации, ушла в южные провинции Афганистана и присоединилась к формированию Талибана, продолжив получение боевой закалки и умения использовать технологии современного вооружения, которые в будущем вполне могут быть применены на их исторической родине при благоприятных для ИДУ условиях, - а момент перехода власти от одного звена к другому как раз является подходящим для дестабилизации.

Каждая из перечисленных стран Центральной Азии имеет свои историческую, национальную и иную специфику, и поэтому в плане прогнозирования они должны рассматриваться раздельно, чтобы избежать «интерференции», - наложения тенденций и факторов. 

Тэги: Афганистан, Ближний Восток, Джихад, НАТО, США, Таджикистан, Турция, Центральная Азия

Опубликовано: 15.03.2013 Просмотров: 1453 Вернуться к публикациям

Ваши отзывы (0):
 
Вы можете оставить отзыв о статье:
Ваше имя:
Ваш отзыв:
Публикации


Цитаты

“По словам бывшего министра иностранных дел Великобритании Милибанда, в случае вывода войск МССБ из ИРА, талибы смогут прийти к власти в течение нескольких дней. В своем интервью в начале апреля с.г. председатель Объединенного комитета начальников штабов США генерал Демпси заявил, что «талибы, вероятно, будут продолжать представлять угрозу безопасности Афганистана долгое время после вывода иностранных войск…» «Талибы по-прежнему останутся серьезной угрозой для правопорядка в Афганистане», – вторит ему другой американский генерал, командующий МССБ Данфорд.”

Ссылка на полную публикацию